Все, что тебе нужно знать о платьях!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Прибыль может быть получена только в результате преимущества, которое дает инновация, и поэтому исчезает, как только инновация превращается в рутину. Йозеф Шумпетер


Этих книг нет в магазинах!

Недорого купить антикварные книги

Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Валерий Николаевич Брумель

(родился в 1942 году)

Олимпийский чемпион 1964 года по прыжкам в высоту, выигравший турнир с олимпийским рекордом - 2 метра 18 сантиметров. На Олимпиаде-60 в Риме был серебряным призером, показав одинаковый вместе с победителем результат - 2,16, что являлось олимпийским рекордом. Рекордсмен мира с 1961 по 1971 год. В 1961, 1962 и 1963 годах признавался лучшим спортсменом мира - за это достижение попал в "Книгу рекордов Гиннесса". Единственный в нашей стране обладатель "Золотой каравеллы". Чемпион Европы 1962 года. Чемпион СССР 1960-1963 годов. Писатель, драматург, автор книг "Высота" и "Право на прыжок".


Валерий Николаевич Брумель родился 14 мая 1942 года на Дальнем Востоке, где отец его, инженер-геолог, вел поисковые работы в тайге. Детские годы провел в Южно-Сахалинске, где к спорту особой тяги не выказывал, хотя, как многие мальчишки, мечтал быть сильным, крепче других. Соорудил для него отец нечто вроде турника, подарил гири. И он, что называется, накачивался понемногу.

 

Иное дело, когда судьба забросила отца-кочевника на Украину, в Луганск, где двенадцатилетний Валерий познакомился с тренером детской спортивной школы общества "Авангард" Петром Семеновичем Шейном. Он метал молот, но, как это бывает в провинции, учил детишек всем видам легкой атлетики. С Брумелем они выбрали прыжки в высоту.

Опытный педагог сразу подметил в мальчике те качества, которые в дальнейшем во многом определили успехи Брумеля. Это удивительная настойчивость, последовательность в достижении цели, незаурядная воля, никогда не перерастающая в упрямство. Валерий беспрекословно выполнял все указания своего наставника. Он верил Шейну, знал, что только полностью внутренне согласившись с методами тренировок Петра Семеновича, он сможет достичь успехов.

- Сначала мне, правда, казалось непонятным, - рассказывает Валерий, - что мой первый тренер заставлял меня, прежде всего, заниматься гимнастикой, бегом на различные дистанции, метаниями. В общем, чем угодно, но только не прыжками в высоту. Я еще не знал в то время, какую огромную роль сыграет в дальнейшем моя физическая подготовка, как помогут мне хорошее общее развитие, разнообразные спортивные навыки.

Шейн очень осторожно, однако неуклонно увеличивал программу занятий своего воспитанника, повышал физические нагрузки. В конце 1957 года Валерий по совету тренера пристрастился к тяжелой атлетике. Вскоре он толкал и выжимал штангу, которая была явно не под силу его сверстникам.

Планомерный, глубоко продуманный труд принес свои плоды. Летом 1958 года Брумель уже преодолевал 1 метр 95 сантиметров. Двухметровая вершина становилась реальностью. Но для того, чтобы подняться на нее, понадобился еще один год. Взяв в апреле 1959 года два метра, Валерий Брумель за весь летний сезон сумел прибавить к этой цифре всего лишь сантиметр. А рассчитывал на многое.

В чем же дело? Юноша тщательно анализировал причины. Думал о том, что делать дальше, как тренироваться. Брумель окончил тогда школу и поступил работать на Львовский жировой комбинат. Здесь он встретился и подружился с двумя людьми, которые сыграли значительную роль в его взлете. Это были Игорь Тер-Ованесян и его тренер Дмитрий Иванович Оббариус.

Валерий тренировался теперь вместе с Игорем. Тренировался и размышлял о том, где учиться дальше, какой путь избрать. По совету новых друзей в начале весны 1960, олимпийского, года он переехал в Москву. Переехал - и попал в опытные руки одного из ведущих специалистов легкой атлетики - Владимира Михайловича Дьячкова.

И все же до весны 1960 года еще никому не было ясно, что сможет в будущем сделать Валерий. Тогда как раз проходило формирование советской олимпийской команды. Имена двух кандидатов в тройку прыгунов в высоту - Роберта Шавлакадзе и Виктора Большова - не вызывали сомнений. Оба они были хорошо подготовлены, стабильно показывали высокие результаты. А вот вопрос о третьем прыгуне долгое время оставался нерешенным.

В день своего восемнадцатилетия - 14 апреля 1960 года - Валерий Брумель совершил рекордный для себя прыжок. Он взял 2 метра 5 сантиметров. А затем начались неприятности. Сперва разболелась правая нога. Потом, пока шло лечение, была "потеряна" длина разбега. В общем, время шло, а результаты не росли. Тогда шансы третьего кандидата на место в олимпийской команде - Василия Хорошилова - были, несомненно, выше.

Но Брумель не унывал. Именно в те тревожные предолимпийские недели он в особенной степени продемонстрировал неординарные волевые качества. Причем не столько непосредственно на соревнованиях, сколько готовясь к ним. Валерий тренировался как никогда. Он рассчитывал свой день буквально по минутам. Он твердо решил добиться права выступать в Риме. Верил в себя, готовил себя к большим достижениям.

И закономерное свершилось. Произошел качественный скачок в уровне мастерства молодого легкоатлета. Недосягаемые высоты вдруг стали доступными. 13 августа, вскоре после того, как тренерский совет ввел Брумеля в сборную, он на состязаниях в честь Дня физкультурника взял 2 метра 17 сантиметров, установив новый рекорд СССР и Европы. До мирового достижения Томаса было, правда, еще далеко, но результаты талантливого американца уже не казались недосягаемыми. С Джоном Томасом можно было бороться. И Брумель с нетерпением ждал этой встречи.

Валерий Брумель впервые услышал о Джоне Томасе в конце февраля 1958 года. Валерий прочел в "Советском спорте" о том, что его одногодок - американец - на зимнем первенстве США преодолел огромную высоту - 2 метра 23 сантиметра. Это был замечательный результат. Ведь прыжок совершил юноша, только-только перешагнувший рубеж шестнадцати лет.

Так состоялось заочное знакомство двух крупнейших спортсменов мира, за увлекательной дуэлью которых несколько лет с огромным интересом следили любители спорта всего мира.

Они впервые встретились друг с другом в Риме на тренировке, перед началом XVII Олимпиады. Но это не была встреча равных. Окруженный поклонниками, овеянный славой рекордсмен мира, Джон Томас, с нарочитой небрежностью тренируясь перед соревнованиями, снисходительно позволял себя фотографировать обступившим его репортерам. Когда к нему подошли познакомиться три стройных парня в костюмах с гербом СССР на груди - Роберт Шавлакадзе, Валерий Брумель и Виктор Большов, - Джон приветливо улыбнулся, пожал протянутые ему руки и, бросив несколько вежливых, ни о чем не говорящих фраз, вновь вошел в сектор для прыжков.

Он был уверен в победе, этот высокий веселый негр. Мало того, он был уверен в том, что русские вообще вряд ли смогут составить ему серьезную конкуренцию. И считал так не без оснований. Ведь тогдашний рекорд Томаса, - 2,22 - казался всем недосягаемой вер.шиной. Американец прекрасно знал результаты соперников. Знал, что Шавлакадзе только однажды, и то очень давно, взял 2 метра 13 сантиметров, знал, что Брумель буквально накануне Олимпиады установил новый рекорд СССР - 2 метра 17 сантиметров. Томас думал, что вряд ли русские ребята в условиях упорной, многочасовой борьбы на самых крупных в мире соревнованиях смогут показать максимум того, на что они способны.

И мне мыслится сейчас, что именно в недооценке соперников была главная ошибка талантливого атлета.
- Я на тренировках легко беру два шестнадцать, - заявил Томас журналистам накануне выступления на "Форо Италико". - И не сомневаюсь, что подобной высоты будет вполне достаточно для завоевания золотой медали.
Забегая вперед, скажем, что в этом последнем заключении Джон Томас был абсолютно прав. Он ошибался в другом...

На высоте 2 метра 6 сантиметров соревнования продолжали тринадцать человек. Один из спортсменов, взявших предыдущую высоту, сидел в стороне, молчаливо наблюдая за соперниками. Это был победитель Мельбурнских игр Чарлз Дюмас. Однако в Риме он явно переоценил свои возможности, ибо все три его попытки преодолеть 2,09 окончились неудачно - планка падала на землю. Взять эту высоту удалось лишь пятерым: трем советским прыгунам - Шавлакадзе, Брумелю и Большову, а также шведу Петерссону и Томасу.

Только в третьей попытке Брумелю удалось преодолеть два метра двенадцать сантиметров. Все уже думали, что большего ему не достичь. Но куда там. Валерий, демонстрируя удивительную выносливость и филигранную технику, берет со второй попытки сначала 2,14, а затем 2,16, догоняя Шавлакадзе.
Ну, а Томас? Видя, что ему приходится бороться против трех русских (Петерссон к тому времени уже выбыл из соревнования), американец принял, может быть, и смелое, но чересчур рискованное решение: он пропустил высоту 2,12. Томас, видимо, рассчитывал, что такой шаг должен повлиять на соперников, что подобная уверенность в победе лишит их самообладания.

Однако вышло по-иному. Все три наши мастера уверенно взяли следующую высоту, причем Шавлакадзе с первой попытки. И здесь уже сам Томас потерял душевное равновесие. Он сбивает планку и выбывает из соревнования.

Трудно передать всю гамму переживаний наших болельщиков. Когда состязания прыгунов только начинались, они мечтали увидеть кого-либо из своих хотя бы в числе призеров. Затем, когда борьбу продолжали лишь советские прыгуны и американец, с радостью думали: бронзовая и серебряная медали - наши. И вот случилось неожиданное: блестяще подготовленные Шавлакадзе и Брумель сумели опередить, казалось бы, непобедимого соперника.

Но уже там, в Риме, специалисты легкой атлетики, внимательно наблюдавшие за прыжками Валерия, поняли: то, что для его товарищей и вообще для всех прыгунов мира, кроме Джона Томаса, стало пределом, для серебряного призера прошедшей Олимпиады Брумеля было только началом. "О, ваш Валерий еще многое, очень многое сделает, - говорил знаменитый в прошлом американский легкоатлет Боб Ричарде. - Томас хорош, очень хорош, но истинная гармония - у Брумеля."

Отгремели стартовые выстрелы на "Форо Италико". Разъехались по домам участники Олимпиады. Казалось, что сезон окончен. Что большего в этом году уже не добьешься. Однако Валерий Брумель сумел опровергнуть подобные прогнозы. Вернувшись на Родину из Италии, он за полтора месяца выступил в нескольких крупных состязаниях. И рекорд страны и Европы двинулся ввысь. Валерий последовательно взял 2,18; 2,19 и 2,20. Таким стал новый высший рубеж для прыгунов Европейского континента.

Но руководители американского спорта не хотели примириться с олимпийским поражением их кумира . Томаса. К осени 1960 года стало ясно, что основной, да и, пожалуй, единственный соперник Джона - Валерий Брумель. Чтобы предоставить своему фавориту возможность реванша, а заодно все-таки доказать его превосходство, американцы пригласили Брумеля и вместе с ним Игоря Тер-Ованесяна и Евгения Момоткова принять участие в крупнейших международных соревнованиях и зимнем первенстве США в нью-йор.кском "Мэдисон сквер-гардене". Советским атлетам предложили трижды помериться силами с "хозяевами поля". Состязания были намечены на февраль 1961 года.

Вызов был принят. Сочетая регулярные тренировки с занятиями в Центральном институте физкультуры, Брумель стал готовиться к поездке за океан. И вот в разгар зимы вдруг грянул гром. Выступая на студенческих зимних соревнованиях в Ленинграде, Валерий Брумель совершил блестящий прыжок. Он взял 2,25. Никто из атлетов мира еще не забирался так высоко. И не важно, что мировые рекорды по прыжкам в высоту фиксируются только в том случае, если они установлены на открытом воздухе. Теперь уже мало кто сомневался в том, что результат Томаса будет превзойден. Но сам Джон отнюдь не унывал. В тот же день и он совершил превосходный "зимний" прыжок - взял 2,21.

Миллионы любителей спорта с нетерпением ждали новой личной встречи двух замечательных атлетов. Наконец она состоялась. Когда Брумель первый раз вышел в сектор для прыжков "Мэдисон сквер-гардена", его встретили неодобрительными возгласами. Американцы жаждали победы национального любимца, верили в нее и отнюдь не скрывали своих чувств.

И когда эта долгожданная встреча началась, в огромном зале был, пожалуй, только один спокойный и уверенный в себе человек - Валерий Брумель. Ему еще не приходилось соревноваться в таких условиях. Во-первых, в Москве уже была ночь. Во-вторых, огромный зал был наполнен табачным дымом, криками, звуками джаз-оркестров, трещоток. Отталкиваться приходилось с деревянного помоста, что также усложняло непривычностью.

И все-таки Валерий выступил превосходно. Уже на 2,08 Брумель и Томас остались в одиночестве. Успешно преодолевая одну высоту за другой, Брумель взял 2, 21. А Томас остановился на 2,16. Так и второй очный поединок закончился победой представителя советского спорта.

После этого матча тон американской печати сразу изменился. Но возможности для реванша еще были. Ведь впереди предстояли две встречи, и ближайшая из них - чемпионат США. И вдруг - ангина. Небольшая, легкая, однако все же ангина. Валерий, почти никогда до этого не простужавшийся, вынужден, был не только победить болезнь за несколько дней, но и подготовиться к дальнейшим испытаниям.

Он не сумел, правда, показать все, на что был способен. Но и 2 метров 18,4 десятых сантиметра оказалось достаточным для победы на чемпионате США. Томас вновь проиграл, и на этот раз целых 5 сантиметров. Впервые в истории легкоатлетических соревнований Соединенных Штатов Америки чемпионом этой страны по прыжкам в высоту стал иностранец.

А через несколько дней состоялся четвертый поединок. И вновь Валерий не дал себя превзойти. Мало того, он прыгал так, как никогда еще не прыгал за рубежами Родины. Преодолев 2 метра 22,2 сантиметра, Брумель установил новый рекорд США для закрытых помещений и еще раз значительно опередил своего заокеанского соперника и друга. Именно друга, ибо Джон, ближе сойдясь с этим простым русским парнем, не мог не почувствовать к нему искреннего расположения и симпатии.

Однако был и еще один важнейший итог этих знаменательных соревнований. Если при первом выступлении американцы встречали Брумеля улюлюканьем и ироническими возгласами, то, когда он закончил свое последнее выступление, ему стоя аплодировали все шестнадцать тысяч человек. Американцы полюбили его, доставившего им такое огромное удовольствие своим поистине великолепным мастерством. А полюбив Брумеля, многие из них стали по-другому смотреть на всех представителей советского спорта.

Теперь оставалось побить рекорд Томаса. Штурм этого рекорда Валерий начал с весны 1961 года. Выступая на чемпионате Москвы на Центральном стадионе имени Ленина, Валерий взял 2,23. Вернее, на 0,6 сантиметра больше. Планка была поднята чуть выше. Так просил сам рекордсмен, чтобы обезопасить себя от всяких случайностей.

Итак, свершилось! Но ведь Брумель в блестящей форме. А впереди новый "матч столетия", новая встреча со сборной командой легкоатлетов США. Очередной, пятый по счету, поединок с Томасом. Незадолго до отъезда в Москву тот заявил корреспондентам: "Брумель выиграет у меня только в том случае, если установит новый мировой рекорд."

Рекордную высоту . 2,24 штурмовали оба. Но планку преодолел лишь Брумель... 1 сентября 1961 года, выступая на стадионе имени Василя Левского в Софии на Всемирных студенческих играх, Валерий Брумель еще на один сантиметр поднял желанное достижение. Рекорд мира равен отныне 2 метрам 25 сантиметрам!

Летом 1963 года состоялся очередной матч СССР - США. Стотысячные трибуны Лужников оказались тесноватыми - всех, кто того желал, не вместили. В правительственной ложе Никита Хрущев и американский посол в Москве Фой Колер. Брумель в своем амплуа: он прыгает на 2,28, и это уже его шестой из мировых рекордов, не считая зимних, установленных всего-то за три года. А побит этот результат будет только через восемь лет.

Надо отдать должное Томасу: он не сломался. Решил дать бой своему счастливому сопернику на Олимпиаде 1964 года в Токио. К Олимпиаде Брумель подошел в плохой форме. Весь сезон гонялся за новым рекордом, а тот ему не давался, ускользал, что, естественно, могло бы вывести из равновесия даже человека со стальными нервами, каким Валерия всегда по праву считали. Да и физической энергии подзатратил сверхмеры. Томас с полным основанием питал надежду праздновать в Токио победу.

Словом, наш чемпион приехал на игры совершенно измотанным морально и физически. Уже там, в японской столице, мобилизовал всю свою волю, чтобы восстановиться. И даже переусердствовал - потерял сон; приближается момент старта, а он вторую ночь подряд глаз сомкнуть не может. Пошел на радикальные меры: выпил стакан спирта, опьянеть не успел, зато уснул, наконец, как ангелочек. Рассказывая о том забавном эпизоде журналисту, Брумель улыбался: "Будешь писать, так не забудь отметить: само собой, никому не рекомендую вводить подобный метод борьбы с нервным перенапряжением как систему, но в моем случае, похоже, в виде исключения, он сработал".

Вспоминает главный тренер сборной страны пятидесятых-шестидесятых годов Гавриил Витальевич Коробков:

- В Токио в квалификационных прыжках, чтобы попасть в финал, нужно было преодолеть 206 сантиметров. И вдруг на высоте 203 Брумель споткнулся. Высота, которую он брал чуть ли не с места, на этот раз не покорилась ему. Одна лишь попытка оставалась у мирового рекордсмена; если она не удастся, произойдет трагедия: сильнейший спортсмен мира последних трех лет будет выведен из борьбы. Только в последней, решающей, попытке он взял высоту. В финале же, однако, Брумель все высоты до 212 брал с первого захода. Но и еще семь спортсменов прыгали так же уверенно. Ясно было, что вся борьба начнется именно на 212.

Шавлакадзе и Брумель легко зафиксировали первую попытку... Когда же судьи прибавили еще два сантиметра, высота им не покорилась. Вторая попытка оказалась неудачной. Пошел мелкий дождь. Прыгать становилось все труднее, а серебристая планка делалась все более непокорной, отбрасывая претендентов на медали. Брумель не любил прыгать в дождь: при толчке грунт ползет из-под ноги.

Судьба поставила Брумеля в экстремальные для него условия: не лучшая спортивная форма, психологическая травма, непогода. Все против него. Как будто это расплата за три года безмятежного царствования и сплошных триумфальных побед. Ну что ж, пусть будет расплата. Брумель разозлился. Ничего, было время - он умел прыгать и в дождь. И устанавливал мировые рекорды. Почему он должен падать духом?! Брумель оттолкнулся. Тело взметнулось над планкой. Высота была взята с большим запасом. Потом с первой попытки Валерий преодолел планку на высоте 216.

218. Свет прожекторов вырвал из темноты планку. Брумель стоял перед ямой. Он обязательно должен завоевать золото. Это было бы справедливо. Ему, конечно, нелегко. У сотен тысяч людей, следящих за ним, Брумелем, нервы напряжены до предела. А он, боец, должен расслабиться, сбросить оковы усталости и пойти в атаку свободно. И победить! Противника, высоту, себя. И она будет спокойно лежать на стойках . эта серебристая, так высоко занесенная планка.
Брумель взял 218. Уверенно и красиво взлетел. И в это же мгновение его основной соперник Джон Томас скис, уже заранее смирился с поражением. Он вспомнил, как легко его обыгрывал Брумель все предыдущие годы... Томас, правда, разбегался, прыгал, но вырвать победу у Брумеля уже не мог.
Соперники нашего чемпиона не ставили перед собой сверхзадачи и именно поэтому не победили Брумеля.

В те годы Брумель стал поистине национальным героем, кумиром молодежи. Трижды подряд, в 1961.1963 годах, его признавали лучшим спортсменом мира. Муниципалитет Генуи наградил его "Золотой каравеллой Колумба", этот почетный приз, учрежденный для "первооткрывателей", до сих пор украшает его московскую квартиру в Гагаринском переулке.

Он сразу же после Олимпиады в Риме стал москвичом, студентом Института физкультуры, был далеко не беден, имел хорошую квартиру, автомобиль "Волга", часто выезжал за рубеж. По тем временам в СССР Брумель считался, можно сказать, весьма состоятельным человеком. Он был знаменит и красив. Знакомства, дружбы с ним искали выдающиеся люди из самых разных областей общественной жизни. У него была молодая красавица жена, маленький сын. Впереди, как кажется, много лет спортивного праздника. Чего еще желать? И тут грянула беда.

В сентябре 1965 года мотоцикл, на котором подвозила рекордсмена из института домой девушка-гонщица, попадает в дорожную аварию. Девице, слава Богу, ничего, Брумеля же доставляют в институт Склифосовского с тяжелейшей травмой ноги, сгоряча ее чуть тут же не ампутировали. Хирург Иван Кучеренко собрал раздробленную кость по кусочкам, как в мозаике, но ни за что не ручался. Ясно было, однако, что если ногу и удастся спасти, то для прыжков она уже наверняка не восстановится.

...Брумель лежит в больнице, переносит операцию за операцией. Крушение надежд? Да, однако Валерий неисправимый оптимист, он уверен, что со временем все образуется. Штудирует учебники, конспекты лекций, дабы без отрыва от больничной койки сдать выпускные экзамены в институте, что ему и удается. Начинает вести записки о своей жизни, которые потом лягут в основу его литературных трудов. Пожалуй, более сильными оказались страдания морального порядка. Окружающим ясно: как спортсмен, чемпион-рекордсмен он совершенно бесперспективен.

От него уходит жена. Все реже и реже, а потом и вовсе перестает его навещать тренер. "Я не в обиде, - скажет позже по этому поводу Валерий. - Владимир Михайлович был профессионалом, человеком холодным и расчетливым. Я уже стал ему не нужен".

Всегда окруженный множеством друзей, которых привлекал блеск его славного имени, Брумель теперь с некоторым недоумением замечает, что круг этих вроде бы близких людей сужается. В книге "Высота", изданной в 1971 году, он в короткой главе под названием "Люди, которым я благодарен" насчитал не более пятнадцати имен, кто не оставил его в трудную минуту, когда лежал он в "Склифе" и не знал, что ожидает его завтра. Такова жизнь, таковы ее суровые законы.

Брумелю, как он говорит, повезло. Ему рассказали о кудеснике-хирурге из Кургана Гаврииле Илизарове, и тот согласился взяться за его лечение. Гавриил Абрамович, к общему удивлению, поставил Валерия на ноги, и уже в 1969 году олимпийский чемпион начал тренироваться. Он даже и прыгнул на 2 метра 8 сантиметров, что само по себе казалось невероятным. Все же, человек трезвомыслящий, Валерий осознавал, что большой спорт уже не для него.

Как бы то ни было, а приходилось гениальному прыгуну начинать новую жизнь, с чистого листа. Наверное, он мог бы получить место преподавателя физкультуры, даже тренера в сборной СССР. Но, натура свободолюбивая, Брумель никогда не мог терпеть над собой чиновного начальства, и если уж мог стать тренером, то не иначе как главным, однако на высокие административные посты его не звали. Так или иначе, а Валерий решил заняться литературным трудом.
Еще одно средство заработка - лекции. Валерий Николаевич - прекрасный рассказчик, который может заворожить любую аудиторию. Брумель много лет ездил по стране с лекциями, часто - публичными, по путевкам общества "Знание". В общем, если и бедствовал, то не перманентно и не слишком.

Все хорошо, что хорошо кончается. Чуть ли не четверть века считался Валерий Николаевич "невыездным". Сейчас ездит много, ведь Брумеля всегда звали и зовут из разных краев, имя Брумеля украшает любое соревнование, любой турнир. Наладились отношения с легкоатлетической федерацией - по сей день ей нужен такой консультант.

Он счастлив и в семейной жизни. Его супруга Светлана - красивая, образованная женщина, кандидат медицинских наук, врач-психиатр. У них подрастает сынишка - "победитель" Виктор. 8 октября 1999 года исполнилось парню семь лет. "Живой, подвижный. Очень любит прыгать", - говорят о нем родители, тут же, правда, уточняя, что вовсе не прочат ему папину карьеру: "Как получится".

И радует Валерия Николаевича, что в Москве уже несколько лет под патронажем Всероссийской легкоатлетической федерации проводятся соревнования для прыгунов "На приз Брумеля". На одном из турниров встретились приглашенный из Штатов гость и хозяин-москвич - Джон Томас и Валерий Брумель. Дружески обнялись, а уж поговорить у них было о чем.

Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:
Короткая ссылка на новость: http://federacia.ru/~3eiu2


Купить антикварные книги






















Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info