Все, что тебе нужно знать о платьях!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Ни один талант не может преодолеть пристрастия к деталям. Восьмой закон Леви


Этих книг нет в магазинах!

Недорого купить антикварные книги

Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Вячеслав Александрович Фетисов

(родился в 1958 году)

Защитник команд ЦСКА и клубов НХЛ "Нью-Джерси Дэвилз" и "Детройт Ред Уингз". Чемпион СССР (1975, 1977-89 годов), мира (1978, 1981-83, 1986, 1989 годов), Олимпийских игр (1988 год). Обладатель Кубка Канады (1981 год), Кубка Стэнли (1997 и 1998 годов). С 1998 года тренер "Нью-Джерси Дэвилз", клуба, который в 2000 году выиграл кубок Стэнли.


Вячеслав Фетисов родился 20 апреля 1958 года в рабочей семье. Его отец - Александр Максимович Фетисов работал в молодости на авиационном заводе, в свободное время защищал цвета заводской футбольной команды, частенько захаживал и в боксерский зал. После рождения Славика он после смены спешил к малышу. Жили они тогда в длиннющем строении барачного типа, где в 21 комнате обитала 21 семья, а кухня была одна на всех.

 

Александр Максимович заботился о том, чтобы сын стал закаленным, волевым, смелым парнем. В четыре года поставил его на коньки, после чего Славик пропадал на замерзших озерах, находившихся неподалеку от дома. Отец не допекал советами, что и как делать в игре, а лишь старался вовремя переодеть мальчишку: бывало, что по три-четыре раза приходилось менять взмокшую форму. Все чаще Славу приглашали поиграть взрослые ребята. Но скидок ему не делали. Терпел. Терпел, потому что не привык уступать. И эту черту характера сохранил Вячеслав Фетисов по сей день. Не докучает никому своими жизненными сложностями и печалями.

День посвящался у него учебе и хоккею. За школьной партой он преуспевал, отличаясь и усердием и восприимчивостью к новому. Однако постепенно тренировки и матчи на первенство города стали отнимать все больше сил и времени, что сказывалось и на школьных оценках. Однажды директор школы вызвала к себе его мать - Наталью Николаевну и укорила: "Что же вы делаете? У Славы ведь способности. А память какая!.."

К этому времени хоккей захватил Фетисова всего и необратимо. Во дворе дома 4 по Коровинскому шоссе мальчишеские страсти бушевали с утра и до позднего вечера! Дворовая команда ЖЭКа 19 пробилась в финал городского турнира "Золотая шайба", который устраивался на стадионе ЦСКА, что у Песчаной площади. "Вот бы сюда каждый день приходить", - пронеслось в голове Славы. В те самые минуты его жэковский наставник Борис Николаевич Бервинов упрашивал цеэсковских тренеров: "Есть у меня защитник. Возьмите, посмотрите..."

С первых же появлений на льду в знаменитой армейской школе этот мальчуган повел себя несколько странно. Ведь все рвутся в форварды, рвутся голы забивать а он - нет! Чтобы новичок сам без принуждения принялся исполнять обязанности защитника?! Такого еще не бывало. А вот Фетисов был как раз очень доволен своей ролью.

Подсознательно он дал себе установку на будущее. Если защищаться, то обязательно так, чтобы никто не смог тебя обвести, перехитрить, повалить на лед. Если же атаковать, то непременно так, чтобы исполнять всё или почти всё не хуже форвардов.

Был этот паренек не столь силен, - не сильней других, во всяком случае, - сколь неординарен. Хорошо, что тренер оказался на высоте. Юрий Александрович Чабарин был далек от догматических представлений, к сожалению, распространенных в среде наставников хоккейной поросли: подгонка юных под стандарт и всепоглощающее стремление к турнирным показателям.

Коллеги по клубу, работавшие с юношами, выговаривали Чабарину: мол, кого дал - ни нападающего, ни защитника! И посадили его ученика на скамью запасных. Там Слава просидел ползимы 1974-75 годов. Стоит ли говорить о его душевном состоянии! В том возрасте, когда стремление самоутвердиться главенствует в поступках, его по существу отстранили от дела, ради которого он жертвовал всем остальным.

Но упрямый Фетисов не сдавался. Первый большой успех пришел к Славе на канадской земле в дни молодежного чемпионата мира 1978 года. Там он впервые столкнулся лицом к лицу с будущей суперзвездой НХЛ - Уэйном Гретцки. Славе еще не "стукнуло" двадцати, а Уэйн был на три года моложе. Они встретились в матче за выход в финал. И Гретцки с партнерами тогда уступил. Слава обратил внимание на нетипичного юного канадца, по манере игры явно тяготевшего к нашей хоккейной школе. Тогда, сразу после проигрыша, в газетном интервью Уэйн заявил, что канадцы имели множество выгодных моментов, однако не сумели ими распорядиться. И чуть ли не все свел к тому, что сам он так и не сумел перехитрить защитника под 3 - Фетисова ( 2 закрепился за ним позже).

Когда через четыре года Уэйн Гретцки приехал в Москву на съемки документального фильма, где главными героями были вратарь Владислав Третьяк и он, то вскоре канадец поинтересовался: "Где сейчас находится Фетисов? Можно ли его увидеть?" Свой интерес он объяснил так: "Я не встречал на своем веку более цепкого и активного, более умного и грозного защитника, чем Фетисов!" Узнав, что лидер советской сборной отдыхает в горах Кавказа, канадец лишь огорченно развел руками.

В марте 1978 года тренерский совет уже обсуждал его кандидатуру накануне вылета на "взрослый" чемпионат мира: Васильев, Лутченко, Первухин... Фетисов. Фетисов?! И снова относительно двадцатилетнего игрока авторитетные специалисты высказывают сомнения Виктору Васильевичу Тихонову, возглавившему в том году сборную... А потом все было как в сказке. Его, Вячеслава Фетисова, признали на чемпионате мира в Праге лучшим защитником! Подобный взлет знавали, пожалуй, только прославленные форварды Валерий Харламов и Александр Мальцев. А из защитников, - это уж определенно, - никто!

Вячеслав Фетисов становится лучшим защитником мирового хоккея. После пражского первенства мира Фетисов постоянно включался в символические сборные мира еще на пяти турнирах из шести (в 1979 году он отсутствовал из-за травмы). Его ближайший конкурент и партнер Касатонов участвовал в шести первенствах, а в символическую сборную входил четырежды. Кстати, шесть раз Фетисов признавался и лучшим защитником чемпионатов мира. Ни одному из защитников не удавалось стать лучшим хоккеистом Европы и Советского Союза, а Вячеслав удостаивался этих почетных титулов по два раза. Наконец, в списки шести лучших хоккеистов СССР Фетисов входил десять раз за те одиннадцать сезонов, что провел в большом хоккее.

Однажды среди двадцати с лишним членов сборной СССР провели что-то вроде социологического опроса. Каждому выдали "вопросники": кого бы ты хотел видеть на месте старшего тренера, его помощника, капитана команды, администратора, врача, массажиста? После нехитрой арифметической обработки выяснилось, что по вопросу о кандидатуре капитана (тут мнение игроков действительно крайне важно, определяюще) наблюдалось поразительное единодушие: Фетисов, Фетисов, Фетисов...

Надо принять во внимание, что данное событие из внутренней жизни коллектива датировано 1983 годом. В строю еще находился Владислав Третьяк, чей авторитет был непререкаем, а за Фетисова поднимали руку прославленные мастера - Мальцев, Капустин, Жлуктов, Шалимов! Вячеславу "стукнуло" к тому времени лишь 24 года - не самый солидный возраст для такой должности. Так он стал капитаном сборной СССР.

И хотя Фетисов достиг всего, о чем может мечтать спортсмен, в случае редких игровых оплошностей Вячеслав выслушивал от тренеров упреки в том, что, дескать, делай свое дело - обороняйся, а в атаку ни-ни! Выслушивал, стиснув зубы. И... продолжал играть по-своему.

Но не только на льду отличался Фетисов упорством и решительностью. Он отбил свою будущую жену Ладу у другого известного спортсмена - защитника футбольного "Спартака" Вагиза Хидиятуллина. Против их брака были родители Фетисова и родители Лады. Они все-таки расписались 15 марта 1989 года, через семь лет после знакомства.

Главной причиной конфликта знаменитого защитника Фетисова со знаменитым тренером Тихоновым стали не различия в тактике ведения игры. Все эти годы оба они были на самом виду. Чаще других "действующих лиц" нашего хоккея попадали они в объективы теле- и фотокамер, их беспрестанно интервьюировали представители пишущей и электронной прессы, их имена не сходили с печатных полос разнообразных изданий.

Их взаимоотношения простыми назвать было нельзя, но того, что произошло в январе 1989 года, предвидеть не мог никто. Замелькали на газетных и журнальных полосах, зазвучали в эфире письма, интервью, реплики с обличениями, исповедями, взаимной критикой. А первая из публикаций озаглавлена была весьма броско - "Вячеслав Фетисов: "Я не хочу играть в команде Тихонова"". Словно по бикфордову шнуру побежал в разные стороны огонек раздора, порождая то тут, то там всплески эмоций, доводов и контрдоводов, домыслов и вымыслов...

Без преувеличения можно утверждать, что подобного конфликта - открытого, острого, принципиального - не бывало еще в истории советского спорта. Ведь перчатку хоккейному главнокомандующему бросил не его коллега, не журналист, не ветеран хоккея, а игрок действующий, находящийся в ореоле славы.

Поводом для образовавшейся трещины в отношениях между Тихоновым и Фетисовым явилось приглашение лучшего нашего защитника в НХЛ. Верней, явно затянувшееся решение этого вопроса, которое было вполне в духе времени. Вот мнение Вячеслава Фетисова, высказанное им на страницах газеты "Советский спорт":

"Постоянное, на протяжении более 10 лет общение с Виктором Тихоновым все больше убеждало меня в том, что его слова часто расходятся с делом. Наша жизнь становилась все более зависимой от его настроения. Еще летом он поставил свою подпись под моим заявлением о выезде в "Нью-Джерси", однако за полгода ничего не сделал для того, чтобы довести дело до конца. Сегодня Тихонов заявляет, что мое желание выступать в НХЛ продиктовано прежде всего меркантильными интересами. Но в деньгах ли только дело? Посудите сами. Помимо "Нью-Джерси" меня пригласил также один из клубов Швейцарии, причем его условия для меня лично намного выгоднее, чем те, что предусмотрены в проекте контракта с "Нью-Джерси". Виктор Васильевич об этом знает. Ведь он сам уговаривал меня ехать не в США, а в Швейцарию.

И все же у меня на этот счет есть свои соображения. Я думаю не только о собственном благополучии, но и о том, что эта поездка поможет советским хоккеистам многому научиться у североамериканцев в организации хоккейного дела. Скажу лишь, что если ехать в профессиональную лигу, то не в 35 лет, а в более молодом возрасте. В противном случае тебя и самого побьют, и, главное, будет подорван авторитет советского хоккея, завоеванный несколькими поколениями".

Конечно, майору Фетисову досталось. Его уговаривали, просили одуматься, угрожали ссылкой в далекий сибирский гарнизон. Ему запретили тренироваться с ЦСКА, и Вячеслав поддерживал форму вместе с игроками карандашной фабрики. Не отставали "доброжелатели" и от его жены. "Вот вы поймите, - пели провокаторы, - вы же такая девушка интересная, привыкли к хорошим условиям жизни. А ведь Слава - майор, мы отправим его на самую дальнюю точку, на самую северную, будет там командовать батальоном. Про хоккей он забудет, конечки на гвоздик повесит. А вы привыкли к ванне и душу, вы даже не представляете, как там, на дальней точке. Там ведь горячей воды нет и туалет на улице". Лада только смеялась над ними: "Ничего страшного, я на Урале родилась, у меня там родственники остались, валенки пришлют, будем в них ходить", - хотя настроение маленькой семьи Фетисовых было далеко не радужным.

За Фетисова вступился чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Поддержали его и ведущие игроки сборной. Они заявили, что без Славы не поедут на чемпионат мира. На собрании сборной страны все игроки проголосовали за то, чтобы Фетисов готовился к мировому чемпионату в Швеции. Команда остро нуждалась в нем - в мастере, бойце, лидере. Вячеслав публично заявил о том, что его конфликт с Тихоновым не имеет отношения к делам национальной сборной. И снова вышел на лед. Опять Фетисов был избран капитаном сборной. И вновь признали его лучшим защитником мирового чемпионата. И все это - после двухмесячного бездействия!

Наконец семье Фетисовых разрешили выехать в США. Победа была одержана, но путь Вячеслава к вершинам НХЛ не был усыпан розами. Он вспоминал в своей книге "Овертайм":

"Команда, куда я попал, в Лиге ничем не выделялась, а уровень мастерства у игроков был далек от того, к которому я привык, играя в ЦСКА и сборной. Тренерский состав в "Нью-Джерси" менялся с необыкновенной скоростью: за пять с половиной лет, что я играл в клубе, в нем поменялось пять тренеров. Каждый приходил со своим понятием игры, со своими мыслями. Однако это мне было пережить куда легче, чем ситуацию, когда партнер, который должен прикрыть меня, делал вид, что прикрывает, а потом уходил в сторону - и я получал удар в спину. Выходило, что я сражался за то, чтобы быть свободным, чтобы попасть в свободную страну, а столкнувшись с таким отношением, думал: "Для чего я здесь?" Я играл в своей стране, меня в ней почитали, меня уважали во всем мире... И вдруг для того, чтобы я получил травму или чтобы плохо выглядел, меня подставляют мои же партнеры! С подобным я никогда на льду не сталкивался...

...Я думаю, все упиралось в одно: я приехал из совершенно другого мира, где другая культура, другие взаимоотношения. И проблема проблем, конечно, язык. Без него ты не можешь общаться с партнерами, не слышишь, что о тебе говорят, не можешь давать интервью. Без языка ты глухонемой. Кто-то улыбается, говоря с тобой, а ты думаешь: "Что-то, наверное, не так", - и чувствуешь себя дурачком. Английский язык у меня к приезду в Нью-Джерси был на нулевом уровне. Пока ездил со сборной, все, что освоил, - "привет" и "как дела". Нам сразу наняли педагога, симпатичную женщину Элен, но времени у меня свободного почти не оказалось. Иногда я раз в неделю с ней занимался, реже - два. Базу она все же дала, а в основном пришлось учить язык, как говорят, по ходу пьесы - в общении. Крис Драйпер, мой сосед по комнате в отеле и удивительно организованный человек, был первым, кто постоянно мне объяснял все, что вокруг происходит. Потом его сменил Дагги Браун, интеллигентнейший парень, в конце концов, мы с ним подружились семьями. Браун закончил колледж, исторический факультет, много знал о России, о Советском Союзе. С Дагги я играл в "Нью-Джерси" почти пять лет. Когда меня поменяли в "Детройт", Дагги уже бился за эту команду. Так получается, что мы пока все время в одном клубе.

И все же первые полгода были мучительные, и Ладе жизнь в Америке давалась не так просто. Она учила язык по телевизору, сидела одна дома, смотрела бесконечные мыльные оперы и потихоньку по ним учила разговорную речь. Лада к языку оказалась способнее меня. У нее хороший слух, а мне медведь на ухо наступил. Люди с хорошим слухом гораздо легче воспринимают чужой язык, у Лады и произношение намного лучше моего. Однако и ей было непросто, пока не нашлись друзья, не появился круг общения. Так незаметно мы прижились, и как только появился язык, все стало намного проще. Я начал разговаривать с партнерами, причем не только о хоккее - на любые темы. У них, оказывается, много вопросов ко мне накопилось, и все они висели в воздухе до тех пор, пока я не заговорил. Вдруг выяснилось, что жизнь намного интереснее, и отношение ко мне в команде совершенно изменилось.

Единственное, что было упущено, - это момент, когда я мог стать лидером обороны в команде. Через год после моего приезда в команде появился Скотт Стивенс, он и получил эту роль. Хотя я не считаю, что первый сезон в НХЛ вышел у меня неудачным, скорее всего все получилось нормально - без взлетов и падений.

Проблемы пошли во втором сезоне. Через месяц после начала чемпионата я заболел воспалением легких и продолжал с ним играть. Так до конца сезона я из болезней и не выкарабкался. Второй год в Лиге отбил у меня мечту стать в НХЛ тем, кем я был в советском хоккее. Я играл только так, как требовалось команде. Я старался о лишнем не думать, выходил на лед и действовал точно по заданию..."

В 1991 году в семье Фетисовых произошло знаменательное событие - родилась Настенька. В 1983 году, после того как у Лады случилась внематочная беременность, врачи в один голос утверждали, что она больше не будет иметь детей. Но в США они нашли высококлассных специалистов, и произошло чудо - Лада забеременела, а 10 июля Слава стал отцом.

"Наша жизнь круто поменялась: появился еще один человек в доме, - пишет в своей книге Вячеслав Фетисов. - Настя перевернула весь наш быт. Огромная ответственность перед маленьким существом. Куча вопросов сразу появилась: какие няни, какие детские сады? Какое расписание? Говорят, что были и крики по ночам, но, честно скажу, я спал и ничего не слышал. Мое дело - будущее ребенка, его финансовое обеспечение. Как ни странно, ответственность за судьбу дочки, за нашу семью придала мне жизненной уверенности".

До прихода русского защитника "Дэвилс" звезд с неба не хватал - за последние десять лет всего лишь раз команда попадала в розыгрыш Кубка Стэнли. Есть заслуга и Вячеслава, что "Нью-Джерси" постепенно становился боеспособной командой, могущей переиграть любого противника. В 1994 году "Дэвилс" добрался уже до полуфинала.

В том же году у российского игрока закончился пятилетний договор с "Нью-Джерси Дэвилс", и все лето перед началом сезона велись переговоры насчет нового контракта. Однако договориться никак не удавалось, а когда дело сдвинулось с мертвой точки, хозяева клубов объявили локаут.

Поскольку локаут начался прямо перед сезоном, естественно, все переговоры прекратились, никто не знал, когда и как возобновится чемпионат НХЛ. Даже те, кто имели на руках подписанные контракты, денег по ним не получали, тренироваться на катках не имели права. Комитет игроков регулярно совещался с профсоюзным боссом Бобом Гуденоу. Прошел уже месяц, а локаут продолжался. Стало ясно, что это надолго - хозяева не собираются сдавать позиции. И у Фетисова неожиданно возникла идея собрать русских легионеров и поехать всей компанией в Россию сыграть несколько матчей в разных городах. Он стал обзванивать игроков. Большинство поддержало его предложение. Благодаря инициативе Фетисова многочисленные поклонники наших хоккеистов в НХЛ впервые смогли увидеть воочию своих кумиров.

В начале 1995 года игры в НХЛ возобновились, однако Вячеслав провел остаток сезона уже в другой команде. Его поменяли за третий номер драфта в "Детройт".

Кто мог тогда подумать, что спустя всего три месяца Фетисову придется играть против своих бывших одноклубников в финале Кубка Стэнли. Ирония судьбы - "Детройт" проиграл "Нью-Джерси" финальную серию - 4:0. Игроки команды победителей плакали от счастья, и большинство из них посчитали своим долгом подъехать к Славе и сказать: "Жалко, что ты не с нами!" Они понимали, как было обидно Фетисову - победа в Кубке была так рядом.

Следующий сезон "Детройт" проводил просто фантастически. "Ред Уингз" установили рекорд Лиги за всю историю ее регулярных чемпионатов, выиграв 62 игры из 82. Предыдущий рекорд держался десятилетия и равнялся 60 победам. Ни одной команде не удавалось столько раз побеждать в одном сезоне. Знаменательным событием стало и то, что в первый же месяц после начала чемпионата тренер "Детройта" Скотти Боумен поменял Игоря Ларионова из "Сан-Хосе", бывшего партнера Фетисова по сильнейшей пятерке сборной СССР. Вскоре всем стало ясно, какого игрока приобрел "Детройт"! Каждый нападающий хотел оказаться с Игорем в одной тройке, и защитники смену Игоря предпочитали любой другой.

А главное, в течение сезона родилась "русская пятерка", которая наделала много шума: Фетисов - Константинов, Козлов - Ларионов - Федоров. Русские действительно играли очень здорово. Особенно приятно было соседствовать в звене Фетисову и Ларионову, которым пришлось вместе прожить в хоккее долгую жизнь. Чувство той игры, которую они изучили вдоль и поперек еще в ЦСКА, в сборной СССР, сразу же вернулось, как возвращается забытый, но родной язык, и это дало им дополнительные силы.

Они выходили на лед, не ощущая возраста. Мастерство и опыт компенсировали потерю скорости. Соперники боялись их, потому что тяжело было уследить за постоянными перемещениями русских игроков, за шайбой, пересекающей площадку в самых невероятных направлениях, непредсказуемых, однако, только для соперника. Фетисов и Константинов не раз выходили один на один с чужим вратарем - нонсенс для НХЛ.

Весь сезон прошел для "Детройта" на высочайшем уровне, команда была на таком подъеме, что все заранее отдали ей Кубок Стэнли. Это давление с каждым месяцем приближения чемпионата, а потом с каждой неделей все нарастало и нарастало. Такое давление команда в итоге не выдержала, поэтому детройцы и не смогли одолеть в полуфинале "Колорадо Эвеланш". Денверцы были к тому же значительно свежее.

Победы и рекорд, который был поставлен в регулярном чемпионате, болельщиками и прессой в расчет уже не брался. Выход "Детройта" в четверку лучших клубов НХЛ они признали провалом. Тяжелые мысли лезли в голову Фетисову: неужели ему так и не суждено подержать в руках заветный кубок?!

Нет, новый сезон принес долгожданный успех! Детройцы побеждали в плей-офф только в тех матчах, где забивала русская пятерка. Ее роль в общей победе никто и не пытался оспорить. Как и роль Вячеслава Фетисова в главной пятерке "Ред Уингз". В финальной серии с "Филадельфией Флайерз" 1997 года детройцы наконец победили! Они ждали этой победы 42 года!

Капитан "Детройта" Стив Айзерман, получив Кубок, должен был передать его следующему по значению игроку в команде. Он подкатил к Фетисову и вручил Кубок. Вячеслав сказал Игорю Ларионову: "Поехали!" Это был трогательный и символичный момент: двое хоккеистов, которые прошли огромный путь, открыли дорогу русским игрокам в НХЛ, - вместе. Именно Фетисов, Ларионов и Козлов в августе впервые в истории привезли в Москву Кубок Стэнли!

Они были бы самыми счастливыми людьми на свете, если бы не страшная авария в июне. Водитель лимузина Гнида не справился с управлением, и машина врезалась в дерево. В ней находились Вячеслав Фетисов, Владимир Константинов и массажист Сергей Мнацаканов, ехавшие с вечеринки. В 1985 году Вячеслав сидел за рулем "Жигулей", когда в ливень его машина врезалась в столб и погиб его младший брат семнадцатилетний Анатолий. Слава почти не пострадал. И в этот раз ему, можно сказать, повезло, а вот его попутчики получили тяжелейшие повреждения, надолго приковавшие их к больничной койке.

Слава раздумывал о завершении своей карьеры, но после аварии решил поиграть еще - "для себя, для болельщиков, для Володи". Когда на одном из матчей плей-офф появился на инвалидной коляске Владимир Константинов, весь зал детройской "Джо Луис Арены" встретил его бурными аплодисментами. "Уингз" одержал новую победу в Кубке Стэнли 1998 года и посвятил ее Константинову и Мнацаканову.

В своей книге "Овертайм" Фетисов пишет: "Иногда меня спрашивают: "Слава, тебе не обидно, что ты получаешь такие же деньги, а нередко и меньше, чем сейчас получает ваша русская молодежь?" Ответ на этот вопрос есть в книге, а если коротко - у меня другие ценности были (и есть) главными в жизни. И у меня нет никакой зависти к этим мальчишкам, потому что я достаточно взрослый человек, чтобы понимать: мое время уже ушло. Я не могу конкурировать с ними по уровню гонораров.

Однако я очень рад за них всех, потому что они русские, они добились и добиваются в Америке, в НХЛ, больших успехов. Но, с другой стороны, я себя считаю куда более счастливым. Мне повезло вдвойне, потому что я успел поиграть за свою страну, для своих болельщиков, и они помнят меня до сих пор. И я благодарен им за это. Я не выступаю дома уже девять лет, и все же, когда приезжаю в Москву, люди меня узнают на улице, благодарят меня за то, что я сделал в свое время, и, надеюсь, за то, что делаю сейчас.

Мы не получали в СССР больших денег, но мы играли за свою страну, за свой флаг. И это не громкие слова, так нас воспитали. Я был капитаном сборной страны восемь лет! И счастлив уже тем, что мне удалось стать кумиром в своей стране. Молодые российские звезды НХЛ не знают, что это такое". Сейчас Фетисов уже не играет - с 1998 года он тренер "Нью-Джерси", своей первой команды в НХЛ.

Вячеслав Фетисов тренер молодой, однако уже титулованный. "Нью-Джерси" выиграл в 2000 году Кубок Стэнли, и Вячеслав получил уже третий заветный перстень. Несмотря на заокеанское настоящее, он очень болезненно пережил провал сборной России в Петербурге: "За престиж обидно. Престиж нашего хоккея, к которому я, между прочим, не последнее отношение имею. Думаете, забыл, какие нагоняи мы получали даже за второе место? Ошибок было много. Назову две. Во-первых, не каждый хоккеист НХЛ может играть в сборной. Во-вторых, как я понимаю, главный тренер не имел ни малейшего понятия, кто из приглашенных в каком состоянии находится. Со мной Якушеву, видимо, общаться запретили. Объяснить то, что он мне ни разу даже не позвонил - как коллега коллеге, - ничем другим я не могу".

Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:
Короткая ссылка на новость: http://federacia.ru/~8gaAQ


Купить антикварные книги






















Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info