Все, что тебе нужно знать о платьях!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Даже маленькая практика стоит большой теории. Закон Букера


Этих книг нет в магазинах!

Недорого купить антикварные книги

Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Александр Александрович Карелин

(родился в 1967 году)

Трехкратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе - 1988,1992, 1996 годов. Многократный чемпион мира (1989-1991, 1993-1995, 1997 годов). Одиннадцатикратный чемпион Европы. Многократный чемпион России. В Сеуле нес знамя сборной СССР на открытии Олимпиады-88. В 1992 году ему доверили открывать шествие сборной СНГ.


"Для меня имеет значение только одно место - первое, - сказал как-то Карелин. - А второе или десятое - это уже не важно. Это - поражение." Карелин родился 19 сентября 1967 года под Новосибирском. Отец работал водителем самосвала, мать Зинаида - служащая. Оба крупной комплекции. Саша родился весом в пять килограммов! С детства не по годам рослый, он охотился, лихо бегая на лыжах, занимался плаванием. А вот занялся борьбой только в тринадцать лет, когда был выше на голову отца. И еще не факт, стал бы Карелин борцом, если бы не тренер, первый и единственный - Виктор Кузнецов. В пятнадцать лет на юношеских соревнованиях Саша получил перелом ноги. Но именно после этой тяжелой травмы он сделал окончательный выбор в пользу классической борьбы.

В 1986 году Карелин потерпел единственное поражение в карьере, проиграв чемпиону мира Игорю Растороцкому - 0:1. Через год Александр становится чемпионом мира среди юношей и попадает в состав главной сборной страны.

 

Бывший борец, десять лет выступавший за сборную СССР по классической борьбе, а ныне - первый вице-президент международной федерации тяжелой атлетики Николай Пархоменко рассказывал о Карелине: "Когда Саша был в юниорской сборной, то однажды вместе с командой пришел ко мне в спорткомитет. Меня поразило, что в отличие от остальных он был в белой рубашке и галстуке. Старшие-то борцы все знали: я не переношу расхлябанности в одежде, чем частенько грешат "тяжелые" виды спорта. Но этот-то как сообразил? А смеялся я тогда очень долго. Потому что сразу очень хорошо представил себе, что должны чувствовать те, кому будет суждено выходить против Карелина."

"Я впервые увидел Карелина в Москве, на тренировочном сборе в Олимпийской деревне года за два до Игр в Сеуле, - вспоминает олимпийский чемпион Сеула Михаил Мамиашвили. - Мы с ребятами сидели в столовой, когда он вошел и остановился у дверей. Он выглядел большим, нескладным и совсем юным. И явно не знал, куда деть собственные руки. Однако меня потрясло другое - карелинский взгляд. Это был взгляд человека, который абсолютно точно знает, чего он хочет. Тогда Карелин только подбирался к взрослой сборной. Но уже в олимпийском году мне было ясно, что он пришел в команду надолго".

Сторонников того, чтобы в супертяжелом весе на Играх в Сеуле выступал Карелин, было не так уж много. Борьба всегда считалась очень жестоким видом спорта. В первую очередь потому, что лишь один человек в каждой категории имеет право официально представлять страну на соревнованиях. Вряд ли можно сосчитать, скольким борцам-тяжеловесам сам Карелин раз и навсегда перекрыл дорогу в сборную. А тогда на главную в команде роль с полным правом претендовал двукратный чемпион мира Игорь Растороцкий.

Отборочный чемпионат СССР Растороцкий проиграл. Но ему оставили шанс: вопрос о том, кто именно поедет в Сеул, должен был решаться в специально организованном турнире. Может быть, именно тогда сам Карелин понял и сформулировал для себя жизненную истину: "Жизнь дает шанс каждому. Важно, чтобы ты сам был готов к этому". Последнюю отборочную схватку с Растороцким Карелин выиграл.

И в Сеуле, когда в команде встал неизбежный вопрос о том, кто понесет на церемонии открытия Игр командное знамя, Мамиашвили предложил кандидатуру дебютанта. То было определенным риском. Издавна повелось доверять знамя тем, чья победа на Играх не вызывала ни малейшего сомнения у окружающих. Мамиашвили, тогдашний капитан борцовской сборной, так объяснил, почему он назвал имя Александра Карелина: "Когда Саша боролся с Растороцким - ту самую, решающую схватку, - немногие знали, что у него серьезно травмирована рука - треснула кость, Я видел, как он боролся. И понял, что, если для победы в Сеуле понадобится умереть на ковре, Карелин умрет, и все же не проиграет".

В Сеуле в финале Александр еще за тридцать секунд проигрывал поляку Грабовскому один балл, но в итоге победил. Через четыре года в Барселоне Карелин снова был знаменосцем, сменив к тому же на посту капитана команды Мамиашвили. Правда, знамя было другим. Белым. Здесь, в Барселоне, в Объединенной команде, несмотря на ее громкое название, каждый из бесчисленных местечковых руководителей скрупулезнейшим образом на протяжении Игр подсчитывал "свои" медали. Но, несмотря на эту дележку на "своих" и "чужих", более единой наша команда не была, пожалуй, никогда. Попытки журналистов допытаться, чьих медалей в Объединенной команде больше, вызывали дикое раздражение у спортсменов. Для себя они по-прежнему, пусть и в последний раз, были одной командой. Да еще, пожалуй, для тех, кто сам прошел через большой спорт, "Мир еще долго будет вспоминать, как мы хлопнули дверью", - сказал после блистательной победы Карелина олимпийский чемпион Токио Анатолий Колесов.

В четырех схватках из пяти Карелин победил досрочно: за полторы минуты отправил отдыхать канадца Эндрю Бородоу, за две с небольшим - кубинца Россела Меса. На румына Иона Григораша ушло 15 секунд. В финале же чемпион мира, двадцатикратный чемпион Швеции Томас Юханссон продержался не дольше канадского борца. И лишь финна Юху Ахокаса Карелин победил по баллам.

- Когда я стоял на пьедестале, - вспоминал Карелин, - то больше всего в жизни хотел бы услышать советский гимн. Мы на нем выросли. А на новых гимнах должно вырасти новое поколение.

Тема разваливающейся великой державы для Карелина действительно была больной. "Смотрите, - взахлеб рассказывал он журналистке Елене Вайцеховской, - у нас в борцовской команде выступают ребята из пяти республик. У Олега Кучеренко приемы в партере, характерные только для украинской школы. Про Мнацакана Искандаряна говорят, что такого своеобразия на ковре не увидишь ни у одного из славянских борцов. А все вместе - знаменитая советская школа."

Глубокой ночью после победы для западных журналистов Карелин давал пресс-конференцию.
- Какой медали вы больше радовались - сеульской или барселонской?
- Конечно же, этой. Радоваться в Сеуле у меня совершенно не было сил. А здесь и не напрягался, но Игры есть Игры. Выиграл - значит герой.
- Расскажите о ваших ощущениях во время финальной схватки.
- А что рассказывать? Как боксеры говорят: я его - тюк, он меня - тюк. Я его - тюк и попал.
- Вы не устали от побед?
- Я слишком хорошо помню все свои поражения, особенно последнее - в 1987-м на чемпионате страны. Поэтому победы надоесть мне не могут.
- Когда вы в последний раз проигрывали иностранным борцам?
- Ни разу в жизни.

Тогда еще никто не знал, что пройдет всего четыре года и кандидатура Карелина на роль знаменосца российской сборной будет поставлена под сомнение. Через год после Игр в Барселоне Карелин в пятый раз подряд стал чемпионом мира. И только по возвращении команды из Стокгольма в Москву стало известно, что на протяжении всего чемпионата он боролся со сломанным в первой же схватке ребром.

Тот чемпионат в какой-то мере стал историческим для журналистов. Давнему карелинскому визави Юханссону, официально заявившему накануне чемпионата о своем уходе, впервые удалось размочить сухой счет своих поединков с Карелиным: в предпоследней схватке, отчаянно стараясь схватить российского борца за ребра, швед отыграл балл, ставший на следующий день причиной появления целого фоторепортажа в стокгольмских газетах: "Вот он, этот момент!" Ниже стояло: "А вот то, что произошло чуть позже". На остальные снимки шведам лучше было не смотреть.

Когда в Москве Александра Карелина спросили, почему из-за травмы он не снялся с соревнований, ответом был непонимающий взгляд: "Сняться? Я же капитан!" В этой фразе было все. И ответственность за свою команду, впервые выступающую на мировом помосте под российским флагом, и гордость за уже завоеванные ею пять побед на чемпионате Европы в Стамбуле, и много чего еще, включая жалость к Юханссону, которому он, Карелин, испортил праздник ("Мне действительно его жалко. Ведь, если разобраться, именно я последние пять лет хорошему мужику кровь порчу").

28 марта 1996 года в Будапеште в полуфинале девятого для себя чемпионата Европы Карелин вновь был травмирован. В поединке с белорусским борцом Василием Дибелко у него оторвалась большая грудная мышца. Травму нельзя было даже обезболить - мышца оторвалась прямо под плечевым суставом, и слишком велик был риск затронуть нервные окончания. Сняться с турнира Карелин отказался категорически. Кроме обычных капитанских аргументов ("Вышел на ковер - борись") был и еще один: с трибуны за Карелиным наблюдала его жена Ольга. Потом он скажет: "Очень тяжело бороться, когда на тебя ТАК смотрят". И только посадив Ольгу на самолет, Карелин поехал в госпиталь.

После операции, которая шла почти три часа (только из гематомы откачали полтора литра крови), ведущий хирург Венгрии Иштван Беркеш сказал, что полноценно тренироваться Карелин сможет через два месяца. До Игр в Атланте оставалось три с небольшим месяца. Карелин очень долго взвешивал все "за" и "против" того, чтобы продолжать бороться, когда вернулся из Атланты. Слишком непривычным было состояние, в котором Александр провел Игры. Оно все время было "на грани". И, как выяснилось после, здоровье боец очень крепко подорвал.

Он попросил, чтобы подробные данные об операции не публиковались хотя бы пару месяцев. И чтобы шрам был не слишком большой. Хирурги, оперировавшие Александра - Беркеш и Аттила Павлик, сдержали слово. А после Игр Карелину из Венгрии прислали поздравления от имени всех сотрудников больницы: мол, при таком масштабе разрыва никому и в голову не могло прийти, что я вообще буду участвовать.

Финальная схватка супертяжей была в Лос-Анджелесе страшной. Бесновался соперник Карелина - американец иранского происхождения Мэтт Гаффари. Бесновались трибуны: больше всего на свете они, собственно, и мечтали увидеть в финале американца. Бесновалась под сводами музыка - из знаменитого "Рокки-4". Абсолютно спокойным в зале был лишь один человек, который не имел права проиграть. В том числе и потому, что знамя российской команды в день открытия Игр нес все-таки он. Когда схватка со счетом 1:0 закончилась, Карелин так и остался стоять на ковре. И на его лице не было и тени улыбки.

Когда-то он пришел в борьбу, отчаянно мечтая стать чемпионом мира. А в Атланте сказал: "Все чемпионаты мира, вместе взятые, не стоят Олимпийских игр".

После Игр в Атланте в каком-то из интервью выдающийся актер Юрий Никулин, говоря об Александре Карелине, заметил: "Что мне особенно приятно как бывшему клоуну - у него грустные глаза".

На церемонии в Георгиевском зале Кремля, когда его награждали звездой Героя России, Карелин, увидев среди присутствовавших Никулина, попросил, чтобы их познакомили - поблагодарил за теплые слова. "В спорте столько не живут, - грустно пошутил как-то в свой адрес Сан Саныч. - Я почему мечтал выступить в Атланте? Мужики в команде достали: мол, в Белоруссии есть свой трехкратный олимпийский чемпион - Александр Медведь, а в России нет. Это же неправильно. Но, вообще, я считаю, что у человека, будь то спортсмен или тренер, должно быть право уйти. Выполнил контракт . и никому ничего не должен. Вот только не получается. Возьмите Мамиашвили - он же страшный фанатик, вся команда на нем держится. Как я его брошу? А главное - мое место пока просто некому занять".

Теперь Карелин идет на рекорд: в Сиднее его цель - четвертая золотая медаль. Последняя проверка - чемпионат Европы в Москве: "Выступать оказалось легче, чем я предполагал. И значительно легче, чем зимой на чемпионате России в Воронеже. Там я боролся не совсем здоровым - правда, еще не знал, что подхватил грипп. У нас дома в Новосибирске в декабре было очень холодно - минус 48. При такой температуре бациллы не очень хорошо себя чувствуют. В Воронеж летел через Москву - вот и подцепил инфекцию где-то между Внуково и Домодедово. Потом ребра в очередной раз травмировал. Поэтому на сборах перед чемпионатом Европы в основном занимался тем, что приводил себя в порядок. И все же, видимо, не настолько плохо я подготовился, если здесь, в Москве, вынуждал соперников делать ошибки".

Чемпионат Европы был еще интересен тем, что Карелин выступил в роли "играющего" депутата.

- Мне было интересно узнать, как работают политические механизмы, формируется общественное мнение. Принято ведь считать, что политики - это некая особенная среда. На самом же деле - обычные люди с более чем понятными физиологическими потребностями. Теперь, когда все позади, могу сказать: все, что связано с выборами, - интересный экзамен. Хотя первые две недели предвыборной кампании я относился к происходившему, как к личному унижению. Проявляется слишком пристальный интерес ко всему, что тебя окружает. Пробуют со всех сторон, пытаются откусить кусочек для исследования. Хотят всего сразу: чтобы ты пришел, рассказал, объяснил, ответил, сплясал... Но, в конце концов, я успокоился. Понял, что выборы, прежде всего, тест. Своего рода углубленное психологическое обследование - подходишь ли ты на роль, которую тебе доверили. И не важно при этом, куда тебя выбирают - в президенты федерации борьбы или в президенты Российской Федерации.

Страшил ли Александра Карелина уход из спорта? "Каждый этап жизни нужно принимать как некую данность. Хотелось бы, конечно, найти после ухода занятие, которое приносило бы не меньше интереса и эмоций, но, боюсь, это невозможно. Хотя бы потому, что спорт - это чудовищный сгусток жизни. И обязательно молодость. А с молодостью в сознании любого человека всегда связано все самое лучшее. Когда мне говорят, что я перерос рамки спорта, только улыбаюсь, потому что не отношусь к этим высказываниям серьезно. Членом Госдумы я могу быть и в 50 лет, а вот чемпионом России в этом возрасте уже не стану".

Мамиашвили вспомнил любопытный случай: "Однажды в Швеции один из поклонников Карелина - уже пожилой мужчина - подошел после соревнований и, путая русские слова с английскими, стал говорить, что понимает, как тяжело, должно быть, искать в магазинах одежду и обувь карелинских размеров. А потом, жутко смущаясь, протянул российскому борцу собственноручно сшитую обувку - что-то среднее между шлепанцами и лаптями. Команда, отвернувшись, зашлась в хохоте. Карелин обнял шведа и поблагодарил так искренне, что тот ушел, сияя от счастья".

А во время чемпионата в Финляндии осчастливил здоровенного подтянутого мужчину, державшего за руку ребенка. Карелин расписался ему на протянутых майках и бейсболках, прощаясь, хлопнул мужчину по плечу. То был Юханссон! "Единственное, о чем я, признаюсь, жалел, - говорит тренер чемпиона Кузнецов, - что Карелин никогда на моей памяти не использовал в схватках всю свою мощь. Просил его, бывало: "Саша, сделай для меня лично "обратный пояс". Это его коронный и мой любимый прием: когда кидаешь соперника через спину на ковер с высоты собственного роста. А ему всегда было жалко тех, кто с ним борется. Бросок ведь - это всегда унижение для партнера".

- Я не умею обижать людей, - признается Карелин. - Но они иногда садятся на голову, не понимая, что у меня тоже могут быть трудности, плохое настроение. К журналистам отношусь настороженно. Раздражает манера многих лезть в то, что их совсем не касается. Когда главный соперник Карелина на Играх в Атланте американец Мэтт Гаффари, узнав, что вместе с россиянами в Подольске в полном составе тренируется сборная Югославии, говорят, молил о приглашении, предлагая любые деньги. Но получил отказ. Одно дело помочь братьям-славянам, попавшим в затруднительное финансовое положение, и совсем другое - раскрывать секреты подготовки чужаку.

До финала своей 4-й Олимпиады Александр продвигался как всегда уверенно. Многие российские болельщики, спортсмены, официальные лица собрались 27 сентября в борцовском зале, предвкушая новый триумф русского богатыря. Увы, Карелин не выиграл. Судьбу решил один бал, присужденный судьями американскому борцу Гарднеру. По мнению многих, несправедливо. Карелин не стал искать оправданий в плохом судействе: "Я не выиграл. Значит - проиграл. Ну, цеплял меня американец за ноги. Так что с того? Меня всю жизнь цепляли. Все эти разговоры - в пользу бедных. Мне было бы легче проиграть своему. Кому угодно, но не американцу. Потому что считаю себя представителем самой сильной борцовской страны мира."

После Олимпиады Александр Карелин принял решение уйти из большого спорта.

Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:
Короткая ссылка на новость: http://federacia.ru/~kd5hD


Уникальная возможность купить старинные книги недорого






















Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info