Идеальный подарок для твоих взрослых друзей!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Прибыль может быть получена только в результате преимущества, которое дает инновация, и поэтому исчезает, как только инновация превращается в рутину. Йозеф Шумпетер


Этих книг нет в магазинах!



Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Людмила Иосифовна Пинаева

(родилась в 1936 году)

Трехкратная олимпийская чемпионка в байдарочной гребле: на Олимпийских играх 1964 и 1968 годов одержала победы на одиночке, на Олимпиаде-72 на двойке на дистанции 500 метров. На Олимпийских играх 1968 года завоевала бронзовую медаль в гонках двоек. Чемпионка мира 1966 (на одиночке и четверке), 1970 (на одиночке), 1971 (на одиночке и четверке), 1973 годов (на четверке). Чемпионка Европы 1961 (на двойке), 1965 (на одиночке и четверке), 1967 (на одиночке, двойке, четверке), 1971 годов (на одиночке и четверке). Чемпионка СССР 1960-1962, 1964-1968, 1970-1973 годов.


Пинаева - единственная советская байдарочница, завоевавшая три олимпийские медали. Она повторила успех прославленного мастера академической гребли Вячеслава Иванова, тоже побеждавшего на трех олимпиадах.

 

Людмила Иосифовна Пинаева (Хведосюк) родилась 14 января 1936 года. Жизнь ее не баловала. Родилась Люда под Ленинградом в семье путевого обходчика. Ей было пять лет, когда началась война. Помнит оккупацию, радость освобождения. Сверстницы еще сидели за партами, а она после семилетки пошла на производство. Уже потом, когда всерьез увлеклась спортом, смогла продолжить образование и, окончив школу тренеров, стала педагогом.

С тренером Нилом Васильевичем Савиным, в прошлом знаменитый гребцом, Пинаева встретилась в 1958 году. Она пришла к Савину третьеразрядницей. Жила в Красном Селе (в 28 километрах от Ленинграда), работала весовщицей на ленинградской бумажной фабрике имени Горького. Чтобы тренироваться, приходилось делать большие концы в электричке и на автобусе.

Занятия на гребной базе требовали времени, которое приходилось "отрезать" от часов, свободных от работы. А тут еще Люда, уже опытная спортсменка, поступила учиться в школу тренеров, и раз уж поступила, школу надо было кончить - таковы были и остались ее "жизненные установки". Хведосюк никто особых условий для учебы не создавал: ведь в те годы еще никто не предполагал, что она станет олимпийской чемпионкой. Вернется Люда с занятий в общежитие, возьмет учебник, сядет к лампе - а те, кто хочет спать, недовольны: свет им мешает. Да, все было: и жалобы на то, что по ночам Людмила читает, и трудности, связанные с подменой на работе, когда ей нужно было ехать на соревнования, и поистине "мертвая" усталость после дневной четырехчасовой тренировки. Было!

И вот Людмила окончила тренерскую школу, стала преподавателем в клубе. Получила она со временем свою жилплощадь - небольшую комнату у Нарвских ворот, где и жила, уже будучи олимпийской чемпионкой.

Люда очень привязалась к своему тренеру. Она никогда не пыталась заменить поиски секретов скорости поисками "понимающего" ее тренера. Хотя не все, что он предлагал, принимала безоговорочно. Многое в методике тренировок рождалось во взаимных спорах, в попытках спортсменки самостоятельно осмыслить все, найти новые пути. Зато принятое выполняла точно и старательно. "Контролировать ее, подхлестывать не нужно. Наоборот, приходится, скорее, сдерживать", - говорит Нил Васильевич Савин.

О ее работоспособности в сборной слагали легенды. Когда на следующий день после трудных соревнований другие позволяли себе отдохнуть, расслабиться, она проводила две тяжелейшие тренировки.

А фундамент ее успехов закладывался на ленинградской "Стрелке", где между Каменным и Крестовским островами расположена гребная база "Красное знамя". Здесь тренер со спортсменкой по кирпичику собирали и складывали стройное здание будущей спортивной победы. Савин объясняет успех Люды и секрет ее спортивного долголетия тем, что она гребет мощно, хорошо используя все группы мышц. По физической силе ее гребок не сильнее, чем у других (измеряли приборами), но зато очень экономичен, что позволяет сохранять высокую гоночную скорость на второй, наиболее важной, половине дистанции.

Но вряд ли стала бы Людмила обладательницей всех высших спортивных титулов, если бы тренер не встретил у воспитанницы редкого трудолюбия и самодисциплины, целеустремленности. Туман ли, дождь или даже снег, а Люда выходит на воду. В олимпийском году в январе в Поти сборная страны попала в морозы. Гребцы, идя на тренировку, надевали все теплое, что только было. Лодки шли раздвигая шугу - водоледяную смесь. К концу тренировки Риони покрывалась тонким слоем льда, и лодки со звоном кололи его. Даже в этот трудный период, когда выход на воду объявлялся делом добровольным, в дневнике Пинаевой графа пропусков тренировок оставалась пустой.

На первых соревнованиях она выступила в Новгороде в августе 1958 года. Заняла второе место на 500 и на 1000 метров. А через год, летом 1959-го, получила первую золотую медаль в эстафете 4 х 500 метров во время Спартакиады народов СССР в Москве, на Химкинском водохранилище. Рассказывает, что тогда, на Спартакиаде, очень волновалась. С нею в эстафете участвовали такие корифеи, как Елизавета Кислова, Зоя Петерсон, Рита Голованова. Она одна - без званий...

- Помню, дошла до финиша и раз - вывернулась! Окунулась глубоко, а едва вынырнула, гляжу: где Кислова. Я ей должна была передать эстафету, но в суматохе не заметила, пересек ли нос моей байдарки линию финиша. Если пересек, значит, я передала эстафету, а не пересек - проиграли мы. Вижу: пошла Кислова! Значит, все в порядке, медаль наша. Так и вышло".

До 1964 года Людмиле первые места доставались сравнительно редко, обычно она занимала второе-третье место. Но после она уже шла без поражений.
Первую золотую олимпийскую медаль она получила в Токио в 1964году на озере Сагами. Олимпийскую путевку Людмила, выступавшая тогда по-прежнему под девичьей фамилией Хведосюк, отвоевала у своих старших подруг - чемпионки Мельбурна, костромской ткачихи Елизаветы Кисловой, героини Рима, завоевавшей там две золотые медали, Антонины Серединой и чемпионки мира Марии Шубиной.

- Я тогда спокойна была, - рассказывает о токийских состязаниях Людмила. - Основными нашими конкурентами были американка Джонс и румынка Лауэр. Мне их показали в раздевалке. Я понаблюдала за ними и вижу: нервничают и настороженно поглядывают на меня. А мне хоть бы что!
- Странно, что она не волнуется. Или это показное? - удивлялась тренер сборной Мария Николаевна Фадеева, когда Люда за два часа до олимпийского финала попросила:
- Пожалуйста, разбудите меня. Я пойду немного посплю в раздевалку.
- И ты будешь спать? - только и сказала Фадеева. Ее можно понять. Этой девушке, в высокой белой панаме, с которой она не расстается на воде, через два часа принимать олимпийский старт. - Потом я еще раз осмотрела лодку, - вспоминала Людмила, - и вышла на старт. Огляделась по сторонам. Судья долго выстраивал лодки. Рядом со мной Лауэр. Я и сегодня считаю опасными противниками всех финалистов, а тогда и подавно... Сначала, когда все свежие, скорости лодок примерно равны, на дистанции "рубились" нос в нос. Я уже со страхом думаю: сейчас они рванутся вперед. И вижу в эту секунду, что нос моей байдарки вперед высунулся. Стараюсь сделать гребок еще сильней. Вижу: ухожу. На финише преимущество выросло до трех секунд. На берегу крики, приветствия, аплодисменты. Меня целуют, поздравляют, тянут ко мне руки. В победу поверила только тогда, когда в раздевалке увидела, как сидит откинувшись, бессмысленно глядя в потолок, американка Джонс, да плачет, не скрывая слез, румынка Лауэр.

Но далеко не всегда все складывалось столь удачно. В 1966 году первенство мира проходило на озере Лангзее под Берлином. И надо же так случиться, что при команде "марш" держатель поздно отпустил на старте байдарку Людмилы. Собственно, почти никто этого не заметил, байдарка задержалась на какую-то секунду, всего на два-три гребка. Но надо учесть, что за одну минуту опытный гребец уходит более чем на двести метров. Отставшему на секунду надо догонять тех, которые ушли вовремя, ценой самоотверженных усилий. Задача Людмилы была осложнена тем, что Лангзее отличается сильными течениями.

Трудно сказать, чего стоила Людмиле эта секунда. Но когда она пересекла линию финиша и обогнала, наконец, свою соперницу спортсменку из ФРГ, на ее глазах были слезы. Весь заезд длился 2 минуты 5 секунд, вот они и не успели высохнуть. А разве это не обидно: из-за оплошности держателя весь труд за год мог пропасть.

Олимпийская регата 1968 года проходила в Сочимилко, на обновленном канале. И снова не только отточенное мастерство, но и высокое мужество продемонстрировала Людмила. Лишь после ее победного финиша стало известно, что за несколько дней до старта с чемпионкой приключилась драматическая история. В сумерках на одной из улиц Олимпийской деревни на Людмилу случайно налетел автомобиль. К счастью, она отделалась лишь ушибом ноги. Несмотря на острую боль, ей, пострадавшей, пришлось успокаивать перепуганных виновников происшествия. Людмила попросила только об одном: не предавать этот нелепый случай гласности.

Травма между тем оказалась столь серьезной, что под сомнение ставилось само участие спортсменки в соревнованиях. Но она решительно настояла на том, чтобы ей доверили защищать спортивный флаг Отчизны. И защитила его с блеском! Никто не знал о том, каких неимоверных усилий стоила Людмиле неудержимость, с которой неслась ее байдарка к финишу...

Боль в ноге усилилась, когда Людмила в паре с Серединой приняла старт на байдарке-двойке. Финишировали они третьими. Но если учесть травму Пинаевой и довольно солидный для спорта возраст Серединой (в год XIX Олимпийских игр ей исполнилось 38 лет), то и добытую ими "бронзу" следует рассматривать как большой успех. "Редкая целеустремленность и дисциплинированность, неодолимая воля к победе!" - так отозвалась о своей преемнице Антонина Середина после Мехико.

Именно те черты характера, которые подметила в своей напарнице Середина, всегда помогали Пинаевой преодолевать трудности, покорять новые рубежи, одерживать одну победу за другой. В 1969 году Людмиле пришлось зачехлить свой скиф, хотя чемпионат Европы проводился в Москве и очень хотелось выступить перед московскими зрителями. Люда решила, что семья без ребенка - не семья, она готовилась стать матерью. В тот сезон на спортивном горизонте ярко вспыхнуло новое имя - минчанки Тамары Шиманской-Поповой, выигравшей сразу три золотые медали чемпионата Европы. "Может быть, кончилась эра Пинаевой?" - задавали вопросы болельщики. Ответ могла дать лишь сама Пинаева. А она пока молчала.

"По-честному, хотела бросить греблю. Замена в сборной есть. Что молодежи дорогу переходить? Сын Андрейка требует внимания, и возраст уже подходит. Как раз время,. делилась она своими сомнениями потом. - Да только какая-то тоска в душе поднималась, когда видела на реке байдарки... Неужели больше не грести?" Первую мысль к возвращению подал ей муж - Виктор Александрович Пинаев. Судья всесоюзной категории, хорошо знающий греблю на байдарках и каноэ, он предложил ей свою помощь.

Начали они с общефизической подготовки. Тренировались в спортивном зале близлежащей школы. Бегали на лыжах, постепенно увеличивая продолжительность лыжных прогулок. Когда подошли к соревновательным нагрузкам, она уже с состраданием смотрела на мужа. Привычные для нее нагрузки давались ему нелегко, но он старался как мог.

И снова методичность, упорство и настойчивость выручили Людмилу. Уже в следующий после рождения сына сезон Пинаева вернулась в сборную страны.
На чемпионате СССР 1970 года она выигрывает золотую медаль с преимуществом в две секунды, а затем первенство мира в Копенгагене, где возвращает себе славу первого весла мира.

Но неожиданно в полном блеске раскрылся незаурядный талант Юлии Рябчинской из Одессы. Прошел всего год, как спортсменка впервые села в байдарку, и вот она уже перевыполнила мастерский норматив. Еще через год - победила на молодежном первенстве СССР. Одаренную спортсменку заметили, включили в сборную команду страны. Под руководством Антонины Серединой талант Рябчинской окреп, и в год Мюнхенской олимпиады молодая одесситка бросила смелый вызов самой Пинаевой.

"Кто же из них сильнее? - гадали тренеры. - Кому доверить одиночку?" Ответ должен был дать чемпионат СССР, разыгранный в конце июня в Житомире. Вот это была гонка! Заезд возглавила Рябчинская. Вскоре она уже выигрывала у Пи.наевой целый корпус лодки. Казалось, все, одесситка решила спор в свою пользу. Но Пинаева есть Пинаева! Она заработала еще быстрее, еще энергичнее, и постепенно, сантиметр за сантиметром, ее лодка стала подходить к лидеру. Разрыв на глазах таял, и когда лодки прошли финишный створ, оказалось, что Пинаева выиграла у Рябчинской одну десятую секунды.

"Молодчина! - радовался Нил Васильевич. - Теперь все ясно: одиночка - твоя". На тренерском совете разгорелись бурные страсти: что же делать? На место в одиночке претендуют две почти равные по силам спортсменки. Причем и та и другая, вне всякого сомнения, могли рассчитывать на олимпийское "золото". Но вот как быть с двойкой? Это самое уязвимое место! В Токио в этом виде программы мы заняли лишь четвертое место, в Мехико - третье. "Двойку надо доверить Пинаевой" - к этому склонялось большинство. На том и порешили. Тем более что в Житомире Людмила Пинаева выступала в паре с Катей Курышко, завоевала золотую медаль, доказав тем самым, что на двойке она также очень сильна.

Людмила с пониманием отнеслась к решению тренерского совета: "Если для команды так лучше, я согласна пересесть в двойку". Появление новой двойки на всесоюзных гребных трассах сразу решило споры об олимпийских вакансиях в этом номере программы. Сочетание умудренной опытом загребной Пинаевой и юной, задорной Курышко, сидящей на "втором номере", дало прекрасные результаты.

Новая лодка убедительно выигрывает чемпионат СССР в Житомире, побеждает на Снаговской и Копенгагенской регатах. И вот Мюнхен, XX Олимпийские игры.
Соревнования на канале Фельдмохинг начались. Точно связанные единой нитью, ушли со старта байдарки-двойки. Вскоре эта нить порвалась, и постепенно вперед начали выходить два экипажа - СССР и ГДР. Они уже успели в предварительном заезде присмотреться друг к другу. Им пришлось поработать на полную мощность: тот, кто приходил к финишу первым, по условиям соревнований сразу же попадал в финал.

Рассчитывая ошеломить соперниц, немецкий дуэт - Грабовски и Кошубе - сразу же взвинтил предельный темп. Это дало некоторое преимущество. Однако столь неожиданное начало нисколько не обескуражило Пинаеву и Курышко. Действовали они энергично, на редкость четко и слаженно. Просвет между ними и впереди идущей лодкой из ГДР таял на глазах. Не прошли и полпути, как наши спортсменки нагнали лидера. Обе лодки вот уже идут нос в нос. Потом советская байдарка стала уверенно выдвигаться вперед. Все больше, все больше...

В финале Грабовски и Кошубе применили более гибкую тактику. Зорко стерегли они бросок своих главных соперниц, решив, по-видимому, дать бой на финишном отрезке. Иначе поступил и наш экипаж, начавший на этот раз гонку темпераментно, по-спортивному зло. Максимум сил и волевого напряжения вкладывали Людмила и Катя в каждый взмах своих весел. Движения удивительно четки и слитны, будто у спортсмена всего одно весло. Темп - бешеный! Скорость - чуть ли не двадцать километров в час! А Пинаевой - она загребная - все мало. Войдя в азарт, она старается выжать из лодки, оснащенной двумя мощными "двигателями" в четыре лопасти, все, что только можно, и даже больше.

Вовсю старается и Катя, хотя усталость свинцовой тяжестью наваливается на плечи, сковывает движения, все труднее становится дышать. Но ни о каком расслаблении и речи быть не может! "Давай-давай, Катя! - повелительно кричит сидящая перед ней Пинаева. - Сильнее, еще сильнее!" У эллинга 19 - ликование. Еще одна победа! Преимущество Пинаевой и Курышко было очевидным, и судьям для определения призеров даже не пришлось прибегать к фотофинишу, как это бывало в предыдущих заездах. Потом они стояли рядом на пьедестале олимпийской славы. Незабываемое мгновение! Для растроганной до слез Кати Курышко оно был первым, а для Людмилы - третье по счету успешное покорение Олимпа.

В 1973 году Пинаева стала еще раз чемпионкой мира и завоевала "серебро" за выступление в двойке. Лишь тот, кто сам прошел через горнило олимпийских испытаний, может в полной мере оценить спортивный подвиг Пинаевой. Не случайно, отвечая на один из вопросов анкеты "Комсомольской правды", предложенной нашим чемпионам в пору XX Игр, "Кто по-вашему, самый выдающийся олимпийский чемпион современности?" - Александр Медведь ответил: "Людмила Пинаева. Она сумела победить и в Токио, и в Мехико, и вот теперь в Мюнхене. Я отдаю предпочтение ей, а не, скажем, Марку Спитцу, и я убежден в том, что первенствовать на трех олимпиадах гораздо труднее и почетнее, чем получить семь медалей и одной."

Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:
Короткая ссылка на новость: http://federacia.ru/~jE5q1

























Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info