Идеальный подарок для твоих взрослых друзей!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Все герметические стыки текут. Правило сантехники


Этих книг нет в магазинах!



Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Борис Анфиянович Шахлин

(родился в 1932 году)

Абсолютный олимпийский чемпион 1960 года по гимнастике. Завоевал олимпийское первенство в упражнениях на коне (1956 и 1960 годы), на брусьях (1960 год), в опорном прыжке (1960 год) и на перекладине (1964 год). Входил в команду гимнастов СССР, выигравшую олимпийское первенство в 1956 году. Завоевал также 4 серебряные (многоборье - 1964, командные соревнования - 1960 и 1964, кольца - 1960 годы) и 2 бронзовые медали (перекладина - 1960 и кольца - 1964 годы). Чемпион мира 1958 года в многоборье, упражнениях на коне, брусьях и перекладине. Чемпион мира 1954 и 1958 годов в командных соревнованиях. Чемпион Европы 1955 года в многоборье, на перекладине, брусьях и коне и 1963 года на кольцах и перекладине. Чемпион СССР в многоборье 1954, 1957-1960, 1963 годов.


Бориса Шахлина называют "железным". Все те, кто выступал рядом с ним, учились у него, все те, кто выступал после него, - тоже учились у Шахлина. Ни один тренер, начинающий первое занятие с новичками, не может не вспомнить Шахлина, не рассказать о нем. Шахлин - это учебник нашей гимнастики, который никогда, видимо, не устареет, никогда не выйдет из моды. Когда говорят о мужестве, вспоминают Шахлина, о воле - примеры приводят из выступлений Шахлина, об умении бороться до конца - здесь тоже фигурирует имя Шахлина.

 

Борис Анфиянович Шахлин родился 27 января 1932 года в городе Ишиме, что в Тюменской области. К двенадцати годам Боря научился кое-что делать на турнике, во всяком случае самые простые элементы, потому что почти каждый день упражнялся - для этого стоило всего лишь выйти из квартиры. Осенью 1944 года вместе со своими сверстниками Боря пришел в группу новичков железнодорожной детской спортивной школы. К тому времени мальчик остался круглым сиротой. Сначала умер отец, а затем и мать. Боря жил с бабушкой и старшим братом.

Руководил железнодорожной ДСШ человек удивительной судьбы - Василий Алексеевич Порфирьев. Стройный, подтянутый, он был для детей примером стойкости, умения не сдаваться на милость судьбы, превозмогать все невзгоды на жизненном пути. В молодости Порфирьев перенес тяжелую болезнь, после чего у него перестала сгибаться спина. Он не мог выполнить, показать ребятам даже простейших упражнений на каком-либо снаряде. Но, несмотря на это, Василий Алексеевич остался тренером, стал опытным спортивным педагогом.

Своих первых успехов Шахлин добился на всесоюзной спартакиаде среди учащихся школ Министерства путей сообщения. Тогда он выступал по третьему разряду, а на тренировках уже осваивал программу второго разряда для взрослых. Конечно, было немало трудностей. Не ладились дела на кольцах. Но больше всего из-за его невысокого роста и недостаточно резвой прыгучести не давался Боре опорный прыжок.

Из Ишима Шахлин поехал поступать в Свердловский техникум физкультуры. Там его стал тренировать Эдуард Федорович Рунге. С первого дня Шахлину очень понравилось в техникуме. Условия для тренировки по сравнению с небольшим и невысоким залом в Ишиме были почти сказочные. Он знал, что здесь в стойке на кистях на брусьях не упрется ногами в потолок; что при выполнении больших оборотов на перекладине можно не сгибать ног, а, наоборот, оттягивать носки. Наконец, можно было круглый год заниматься на кольцах, которые перестали быть, как в Ишиме, сезонным, "летним" снарядом. Вот почему за три года учебы в техникуме Шахлину удалось совершить большой скачок - от программы второго разряда до выступлений по программе мастеров спорта.

В своей книге "Моя гимнастика" Борис Шахлин напишет: "Сейчас, вспоминая прошлое, я понимаю, какую большую роль сыграл Эдуард Федорович Рунге в тот момент в становлении моего мастерства. Тогда для успешного освоения программы мастеров мне еще не хватало силы и выносливости, что особенно сказывалось в упражнениях на кольцах. К сожалению, мне еще не раз придется вспомнить о них: то, что не удалось в совершенстве освоить в начале пути, в юности, потом приходится дорабатывать всю спортивную жизнь.

Эдуард Федорович, прежде всего, очень помог мне тем, что не дал долго "засидеться" в перворазрядниках, своевременно предложил перейти к знакомству с программой мастеров. Меня беспредельно радовало, что на протяжении одного учебного года удалось сделать первый шаг к ее освоению, даже выступить по ней в состязаниях.

Перед окончанием техникума передо мной встала проблема - что делать дальше: начинать работать или поступать учиться в институт? Я уже говорил, что очень хотел бы получить более глубокие знания, стать настоящим педагогом. И в это время Эдуард Федорович просто огорошил меня неожиданным предложением. По окончании одной из тренировок он сказал:

- Жаль, конечно, расставаться с таким парнем, как ты, Боря. Чувствую я, что ты можешь стать очень хорошим гимнастом. Но ничего не поделаешь, расставаться поневоле придется. И мой тебе искренний совет, поезжай в Киев, поступай в Киевский институт физкультуры...
- А почему именно в Киев? - поинтересовался я.
- Ты же знаешь, что поблизости, ни на Урале, ни в родной тебе Сибири, институтов физкультуры нет. А Киев - замечательный город.
- Но ведь институты физкультуры есть не только в Киеве!
- Правильно, Боря. Но Мишаков живет в Киеве.
- А кто такой Мишаков?
- Александр Семенович Мишаков - мой давний и хороший друг. Но, прежде всего, по моему мнению, он очень талантливый педагог, знающий тренер, - ответил Эдуард Федорович. - Мне очень хочется, чтобы ты потренировался именно у него. Да и вообще в Киеве есть у кого поучиться мастерству. Там работают и еще выступают в соревнованиях бывшие абсолютные чемпионы страны Михаил Дмитриевич Дмитриев и Аджат Муратович Ибадулаев. Там живет абсолютная чемпионка страны Нина Бочарова. Одним словом, ты попадешь в очень хороший, крепкий коллектив. А чем сильнее будут у тебя соперники на каждых состязаниях, даже на первенстве города, чем труднее будет их победить, тем лучше для тебя. Ты постоянно будешь учиться побеждать в сложной спортивной борьбе".

Под руководством нового тренера молодой гимнаст быстро овладевал новыми элементами, осваивал и шлифовал обязательную и произвольную программы мастеров спорта. Но этим не ограничивался Мишаков. Исходя из своего богатейшего опыта, учил искусству, выступления в состязаниях, учил бороться обязательно до конца, не обращать внимания на отдельные неудачи, не расстраиваться из-за них. И полагаться, прежде всего, на самого себя, на собственное умение.
После года такой целенаправленной тренировки и учебы Шахлин выполнил норму мастера спорта. Случилось это в знаменательном 1952 году: тогда советские гимнасты вместе с представителями других видов спорта победно дебютировали на XV Олимпийских играх в Хельсинки.

В 1954 году наши гимнасты впервые приняли участие в чемпионате мира. Проходил он в Риме. Сборная команда СССР была укомплектована с прицелом на будущее. Возглавляли нашу команду прославленные в недавних олимпийских испытаниях спортсмены: Чукарин, Шагинян, Муратов, Корольков. Вместе с ними в сборную страны входили и молодые, не имевшие опыта подобных выступлений гимнасты Шахлин, Азарян, Востриков. Задача была ясна без слов: асы должны бороться за абсолютное первенство и за победы в отдельных видах, а все вместе - за командное первенство.

Конечно, молодых очень поддерживала моральная уверенность старших товарищей по сборной: раз лидеры спокойны, то и им можно не волноваться. Однако полностью отвлечься от предстоящего испытания они не могли, как ни старались, - не хватало соревновательного опыта. Шахлин жил в одной комнате с Альбертом Азаряном. И вместе с ним в канун состязаний и смеялись, и злились одновременно. У Бориса вдруг начали болеть зубы, у Альберта - мозоли на ладонях.

Для молодежи выступление в чемпионате мира имело огромное значение для дальнейшей работы над повышением мастерства. Однако и на этот раз они не были статистами: Азарян получил золотую медаль на кольцах, Шахлин - серебряную на перекладине. И в абсолютном зачете они показали одинаково высокий результат. Это свидетельствовало о хорошей подготовке в многоборье, которая всегда высоко ценится в команде. Впереди оказались только старшие товарищи - Чукарин, Муратов, Шагинян.

По возвращении Шахлин отдохнул совсем немного. Заканчивалось лето, приближалась осень, и вместе с нею всесоюзный чемпионат по гимнастике в Харькове. Борису хотелось как можно лучше подготовиться к нему; доказать в первую очередь самому себе, что успех в Риме был не случайным, что он уже "созрел" для успешной борьбы с лучшими гимнастами страны, а, следовательно, и мира.

Его произвольная программа к тому времени уже стабилизировалась, и можно было рассчитывать на высокие баллы. Обязательная же программа была пока не так хорошо отточена.

Когда ушел с помоста последний участник, судьи подсчитали окончательные суммы баллов всех сильнейших, всех, кто вел напряженную борьбу за звание абсолютного чемпиона СССР. Чемпионом стал Шахлин. Лучший в двадцать два года!

В 1955 году в международном календаре появилось новое крупное соревнование - Кубок Европы. И снова победитель - Шахлин. С золотой медалью за лучшую сумму в многоборье, правда, произошла заминка. На медали преждевременно было выгравировано имя Гельмута Бантца! Организаторы соревнований после некоторого замешательства все же нашли выход из положения: Шахлину вручили золотую медаль с изображением гимнаста, исполняющего мах на коне! Поскольку Борису удалось победить и в этом виде, то он увез сразу две золотые медали с первого розыгрыша Кубка Европы в упражнениях на коне!

И вот Олимпиада в Мельбурне. Советская сборная уверенно побеждает в командном зачете. "К сожалению, в силу разных причин, - вспоминает Шахлин, - мне не суждено было в тот раз бороться за победу в многоборье. У меня была только одна возможность завоевать медаль олимпийского чемпиона - в махах на коне. Для этого мне обязательной программы мы с ним имели одинаковые оценки. Произвольную комбинацию я пришлось тоже провести весьма напряженный поединок с Такаси Оно! После решил выполнить, как говорится, повеселее, отважился включить в нее довольно трудную для тех времен концовку, так называемую "вертушку Шагиняна". Риск оправдал себя. Мне удалось выиграть у Оно снова же... 0,05 балла, что и принесло мне золотую медаль в махах на коне".

Очередной XIV чемпионат мира должен был состояться в 1958 году в Москве. Все прекрасно понимали, что у себя дома проигрывать никак нельзя. Основной конкурент тоже был известен - команда Японии.

После выполнения обязательной программы советская сборная очень незначительно опережала главных конкурентов. Для победы необходимо было блеснуть подлинно высоким мастерством в произвольной программе. И нашим гимнастам это удалось, каждый советский спортсмен добивался высоких баллов на каком-то снаряде, что шло в общую копилку. Азарян, как всегда, прекрасно выступил на кольцах, Столбов - на перекладине, Липатой - в опорном прыжке, Шахлин с Титовым старались в многоборье. Ведь параллельно с командным первенством разыгрывалось и звание абсолютного чемпиона мира. Японцы выставили довольно сильную команду, в которой почти все участники были примерно равны по уровню мастерства. А вот претендовать на звание абсолютного чемпиона мира среди них реально мог только Оно. В нашей команде таких претендентов было, по крайней мере, четверо.

Ровнее всех выступали Шахлин и Титов. Борису удалось стать лидером. Правда, Оно не сдавался, шел на втором месте, но ему не давал покоя Титов. Вот и получалось, что Оно в борьбе с Шахлиным был лишен права на риск: ведь стоило ему неудачно выполнить какое-то упражнение, и он пропускал вперед Титова.
Советские гимнасты завершили выступление раньше японских. Оставалось только ждать, какими будут окончательные места - и командное, и личные. Результат в сумме многоборья у Шахлина был достаточно высоким - 116,05 балла, немного уступил ему Титов.

Судьба золотой медали абсолютного чемпиона мира решилась довольно быстро. Уже на первом снаряде Оно получил 9,7, потерял 0,3 балла и догнать Шахлина уже не мог. А еще через час принимала поздравление вся команда. Сборная СССР по гимнастике вновь стала сильнейшей в мире!

"Сегодня я могу сказать, - пишет в своей книге Шахлин, - что самым трудным и самым ответственным для меня было выступление на XVII Олимпийских играх. Пришлось мобилизовать не только все свое мастерство, но и весь опыт, накопленный за восемнадцать лет занятий гимнастикой, - ведь моя победа очень нужна была команде.

Еще до начала XVII Олимпийских игр мы знали, что японские гимнасты самым решительным образом готовятся дать нам бой по всем статьям: и в командном первенстве, и в многоборье, и в отдельных видах. На протяжении многих лет они тщательно изучали нашу систему тренировки, на всех состязаниях снимали комбинации советских гимнастов на кинопленку, чтобы победить нас нашим же оружием.

И вот началось решительное сражение. Мы не ошиблись в своих предположениях: японцы привезли в Рим отлично подготовленную команду. С первого же вида обязательной программы они опережают нас, и после каждого снаряда разрыв все больше возрастает. Мы проигрываем и командой, и в борьбе за звание абсолютного чемпиона XVII Олимпийских игр.

После выполнения обязательной программы впереди уверенно идет старый знакомый - Такаси Оно. Я отстаю от него на 0,25 балла. Юра Титов занимает третье место и проигрывает еще больше. При таком разрыве трудно рассчитывать на победу. А так не хочется уступать звания абсолютного чемпиона, завоеванного на XV и XVI Олимпийских играх Виктором Чукариным! Но мы еще поборемся, как бы ни было трудно. В гимнастике побеждает тот, кто умеет бороться и обязательно борется до конца!

День мы отдыхали: по обязательной программе состязались женщины... И вот мы снова выходим на помост. Как сложатся наши дела в произвольной программе? Утром мы проходим три вида. В командном зачете все остается без изменений: нам не удается отыграться, заметно сократить разрыв. А в борьбе за звание абсолютного чемпиона? Я с надеждой смотрю на Александра Семеновича, он грустно улыбается: "Все в порядке - проигрываешь Оно 0,3 балла..."

Вот это да! Признаюсь честно - не ожидал. Я не только не смог сократить разрыв, наоборот, он увеличился еще на 0,05 балла! Я знаю, что в мою победу не верит уже никто: ни зрители, ни гимнасты. Разве что Александр Семенович еще надеется на чудо. Именно на чудо: ведь до конца состязаний остается всего три вида. И все же мы с тренером не считаем нашу задачу совсем уж невыполнимой. Как и всегда, мы будем бороться до конца. Тем более что шанс на победу все-таки есть.

Мы с Мишаковым всегда старались как можно лучше изучить возможных соперников, как можно больше узнать о них. Для того, чтобы побеждать равных по мастерству необходимо хорошо знать главное о них - их сильные и слабые стороны. И не только в технической и физической подготовке. Предыдущие встречи с Токаси Оно свидетельствовали: в непредвиденных ситуациях он обычно очень нервничает, и мы решили воспользоваться этим.

В вечерней части выступления наша команда выйдет к снарядам перед японской, что должно хорошо помочь мне. Если я смогу добиться самых высоких для себя оценок, то в значительной степени осложню выступление лидера: Оно будет знать мои оценки, даже увидит, пожалуй, мое выступление. Он поймет, что для достижения окончательной победы ему придется приложить максимум усилий, и это может выбить его из колеи.

Только такой вариант - пройти три заключительных вида предельно четко, получить в каждом из них максимально возможные оценки - сейчас приемлем для меня. Это значит, что в первую очередь я сам должен вести борьбу за каждую десятую и даже сотую частицу балла до самого последнего выхода к снарядам. Теперь все будет зависеть от того, кто будет больше волноваться - я или мой главный соперник.

Все это мы с Александром Семеновичем обсудили еще в Олимпийской деревне. И вечером на соревнования я отправился с твердым намерением как можно лучше выполнить задуманное. Первый вид для нашей команды - махи на коне. Четыре года назад именно этот снаряд принес мне в Мельбурне первую золотую медаль и, кстати, первую победу над Оно. Такое воспоминание приятно. Однако сейчас я не думаю о том, чтобы сохранить звание олимпийского чемпиона в этом виде. У меня задача посложнее: добиться настолько высокой оценки, чтобы она помогла внести перелом в ход главной борьбы за звание абсолютного чемпиона. Стараюсь быть максимально собранным, с первого движения пытаюсь попасть в необходимый ритм многочисленных кругов, махов, скрещений, выполнять их так хорошо, как умею, как привык. Наконец, все. Что скажут судьи? 9,75 балла. Очень хорошая оценка!

Следующий снаряд у нашей команды - кольца. Вот на них, по нашему стратегическому замыслу, я должен нанести Такаси Оно решающий удар. Как и все гимнасты, Оно знает, что раньше я никогда не блистал в упражнениях на кольцах. Следовательно, если сейчас я покажу высокий балл, то буквально ошеломлю лидера. Тем более что Оно должен видеть мое выступление: японцы уже приехали, сразу по окончании нашего выступления на кольцах они выйдут на помост. Вряд ли Оно удержится от соблазна посмотреть мое выступление на кольцах. Вот и хорошо будет преподнести ему сюрприз.

Сейчас все зависит от одного - смогу ли я показать высокий результат? Пожалуй, смогу. На последней "прикидке" сборной перед отъездом в Рим мне удалось получить на кольцах 9,8 балла. Эх, повторить бы комбинацию на такую же хорошую оценку и сейчас! Я стараюсь припомнить во всех подробностях, вплоть до мелочей, как выполнял упражнение тогда.

И вот я на кольцах. С первого движения с радостью чувствую, что упражнение идет четко, плавно, чисто, как говорится, без сучка и задоринки. Так же отлично выполняю соскок, четко приземляюсь. Наконец оценка. Ого! Мне удалось удивить не только Оно, но и себя самого! Есть желанные 9,8! Для меня это все равно, что для другого "десятка". Не трудно представить, как вытянулось лицо у моего соперника. Чего-чего, а такого сюрприза от меня именно на кольцах Оно не ожидал!

Мы уходим в раздевалку - перерыв, можно отдохнуть. Я не буду следить за выступлением Оно в вольных упражнениях, мне это совсем ни к чему. У помоста остается Александр Семенович со своим неизменным блокнотом - он все увидит, все запишет и потом расскажет мне. Я должен как можно лучше отдохнуть, сохранить боевой настрой на выступление и не остыть перед прыжками.

В раздевалке для нас с Юрой Титовым начинаются мучения. В Риме стоит неимоверная жара, в горле першит от сухости, невыносимо хочется пить. Однако пить нельзя: вода расслабляет мышцы, поэтому приходится терпеть. А наши товарищи нарушают это правило. До финиша остается всего один вид - опорный прыжок, в нем даются две попытки, одна из них может оказаться удачной, даже если "разговеться" водичкой. Да и командная борьба фактически уже закончена: мы значительно уступаем японцам; в одном виде нельзя отыграть то, что проиграли в предыдущих одиннадцати. Мы уже не будем первыми, но не станем и третьими - остальные команды отстали сильнее. Так что можно и выпить воды.

А нам с Юрой нельзя! Мы еще ведем борьбу, нам еще рано расслабляться, мы должны выйти на опорный прыжок во всеоружии. Неимоверно душно в небольшой раздевалке, но мы с Титовым надеваем шерстяные тренировочные костюмы необходимо как можно лучше сохранить "рабочее тепло" разогретых мышц. Садимся спиной ко всем. А позади так соблазнительно булькает наливаемая в стаканы вода! Хоть бы один глоток! Нельзя! Нужно потерпеть, осталось совсем немного.

Входит Александр Семенович. Быстро, однако, промелькнул один вид, нам пора возвращаться на помост. Лицо тренера непроницаемо, но я чувствую, что наш тактический замысел удался, оправдал себя. Потом, сразу по окончании состязаний, Мишаков покажет мне записи, и мы весело рассмеемся. Мы действительно сумели вывести Оно из равновесия, заставили его волноваться и нервничать. Да еще как! Уже в первом виде вечерней программы, при выполнении вольных упражнений, Оно получил 9,55 балла. То есть он сразу потерял те 0,45 балла, которые я недобрал на двух снарядах. Это означало, что бороться за золотую медаль в многоборье еще можно!

И вот мы снова на помосте. Наша команда начинает выполнять опорный прыжок, японские гимнасты - махи на коне. В своих командах мы с Оно выходим последними. Я успеваю увидеть выступление Оно. А вот оценку его не увидел . наступает моя очередь выполнять прыжок. Лучшая из двух моих оценок - вновь 9,75. Вот и все, я финишировал и больше ничем не могу помочь себе. Теперь "помочь" мне может только соперник, которого еще ждут упражнения на кольцах. Я вопросительно смотрю на Семеныча, который перед этим внес в блокнот оценку Оно, а теперь вносит мою. В трех последних видах я потерял 0,7 балла. Оно выступил пока в двух видах, но потерял уже на пять сотых больше. Все может случиться. Тем более что у меня весьма крупная сумма многоборья - 115,95 балла! Александр Семенович вздыхает и философски изрекает: "Будем ждать и надеяться..."

Надеяться - это понятно, а вот где ждать? В раздевалке? Или пойти принять такой приятный в эту минуту душ? Нет. Я толкаю локтем Титова, глазами указываю на скамью японских гимнастов. Мы усаживаемся рядом с соперниками. Возможно, им неприятно столь бесцеремонное вторжение на их "суверенную территорию". Но с нашей стороны это еще одна своеобразная тактическая уловка: пусть Оно готовится к последнему выходу и выступает под нашими пристальными взглядами, пусть наше присутствие еще раз напомнит ему, что борьба продолжается.

Наконец, действительно все - судьи показывают последнюю - оценку Оно. Александр Семенович вносит ее в блокнот, и с его уст срывается "Ура!". Мы победили! У Такаси Оно вторая сумма - 115,90. Пять сотых балла делают меня абсолютным чемпионом XVII Олимпийских игр! То звание, которое дважды подряд выигрывал Виктор Чукарин, теперь удалось завоевать мне!"

В финале разыгрывались призовые места в отдельных видах многоборья. Шахлин уже завоевал золотые медали в упражнениях на брусьях, коне и в прыжке. Оставался последний вид - перекладина. Здесь у советского гимнаста были неплохие шансы на победу или, по крайней мере, на серебряную медаль. Вызывают Шахлина. Он мажет руки магнезией, потом отходит на край помоста и застывает в знакомой всему миру позе. Кивает Мишакову, и руки вцепляются в горячий гриф перекладины. Движения льются широко и свободно. И вдруг Борис скорее почувствовал, чем услышал, треск: порвалась кожаная накладка на руке. Если такое происходит на тренировке, то гимнаст должен прекратить упражнение, ибо это грозит падением со снаряда. Кусок кожи может завернуться на ладони, рука сорвется с грифа и...

Шахлин машинально чуть согнул ноги, - видимо, хотел спрыгнуть на маты, но в последний момент что-то его удержало. Он сделал еще один лишний оборот, и этих двух секунд хватило на то, чтобы принять окончательное решение - комбинацию продолжать! Бороться до конца!

"Страховать внимательней!" - только и успел крикнуть Шахлин Мишакову. Александр Семенович весь напрягся: он сразу понял, в чем дело. Борис продолжал комбинацию. Был момент, когда Шахлину показалось, что его сейчас срежет с перекладины, как бритвой, - накладка все-таки завернулась, и он держался за гриф кончиками пальцев. Ему стоило огромных усилий удержать тело в нужной плоскости.

Наконец долгожданный соскок. Мишаков все это время стоял с протянутыми руками, был готов поймать Бориса, если он сорвется. Приземление. Шахлин поворачивается к судьям, потом к Мишакову. И впервые изменяет себе - устало улыбается, обнимает Семеныча благодарно. Лицо тренера из иссиня-бледного становится пунцовым и покрывается капельками пота. Да, поволновался Мишаков изрядно! Шахлин смотрит на ладонь: от кожаной накладки осталось одно название, а на ладони - кровавая мозоль...

У Шахлина много олимпийских медалей. Среди них - шесть золотых. Но эта, бронзовая, полученная в Риме за упражнение на перекладине, самая памятная, самая дорогая, самая ценная. Она награда за характер. За смелость. За самоотверженность.

В 1962 году на чемпионате мира в Праге главным фаворитом стал Юрий Титов. Бороться на равных с ним не смог никто. На второе место вышел молодой японец Юкио Эндо. У Шахлина бронзовая медаль.

XVIII Олимпийские игры проводились в Японии, в Токио. Дома, как известно, стены помогают. Поддерживаемые зрителями, японцы выступили очень хорошо. Они победили командой, а в многоборье выиграл Юкио Эндо. Шахлин, Виктор Лисицкий, Сигео Цуруми набрали одинаковую сумму баллов! Каждому из них в многоборье была вручена серебряная медаль. Единственную золотую медаль среди наших завоевал Шахлин - на перекладине.

Хотя Шахлину было уже 32 года, он надеялся выступить еще и на Олимпиаде в Мехико. Он продолжал настойчиво тренироваться, в четвертый раз выступил на чемпионате мира в Дортмунде. Здесь взошла звезда нашего нового талантливого гимнаста - Михаила Воронина. Ему было всего 22 года, но Миша сумел обойти всех и стал пятым советским гимнастом, удостоенным звания. абсолютного чемпиона мира! Шахлин понял, что пора уходить. Через два года Борис все же приехал в Мехико, только уже в новой для себя роли - судьи олимпийского турнира гимнастов.

Он выбрал себе хлопотную работу - со студентами. Шахлин стал доцентом кафедры гимнастики Киевского института физкультуры. Потом Борис Анфиянович работал в Спорткомитете Украины. Стал вице-президентом технического комитета Международной федерации гимнастики.

Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:
Короткая ссылка на новость: http://federacia.ru/~L0jBF

























Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info