Все, что тебе нужно знать о платьях!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Потребители все чаще выбирают поставщиков на основании долговременной выгоды, а не прошлой истории. Автор неизвестен


Этих книг нет в магазинах!

Недорого купить антикварные книги

Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Михаил Сергеевич Горбачев

RSS
Первым и последним Верховным главнокомандующим Вооруженных Сил СССР мирного времени стал Михаил Сергеевич Горбачев, который возложил на себя эту должность по примеру США после того, как 14 марта 1990 года был избран Президентом СССР. Правда, высшая власть в государстве и армии Михаилу Сергеевичу реально принадлежала с марта 1985 года, когда он стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, а заодно и Председателем Совета Обороны. Тогда руководитель партии определял все стороны жизни страны, ее Вооруженных Сил и не нуждался в особом статусе. Разрушение этой власти в период "перестройки" заставило Горбачева искать новые рычаги власти, и, в первую очередь, силовые. В результате этих поисков бывший главный партийный лидер быстро превратился в государственного и военного деятеля, став в значительной степени могильщиком вверенной ему страны и армии.

Михаил Сергеевич Горбачев родился 2 марта 1931 года в селе Привольном Красногвардейского района Ставропольского края в семье крестьянина. В 15 лет начал трудовую деятельность. Работал механизатором машинно-тракторной станции. Уже на следующий год трудовой деятельности сумел отличиться во время уборки, намолотив на комбайне "Огалинец-6" за 20 рабочих дней 8853 центнера зерновых культур. За трудовые достижения 18-летний Миша был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Такие награды давали не часто, тем более молодым специалистам. Дальнейшая карьера Горбачева строилась не менее удачно. В том же году заслуженный молодой колхозник без труда поступает на юридический факультет Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова. В 1952 году он вступает в партию. После окончания учебы Горбачев становится вначале первым секретарем Ставропольского горкома ВЛКСМ, затем вторым и первым секретарем крайкома комсомола.

 

В марте 1962 года Михаил Сергеевич назначается парторгом Ставропольского территориально-производственного колхозно-совхозного управления, а в декабре того же года переводится заведующим отделом партийных органов крайкома КПСС. Стремясь утвердиться в сельскохозяйственном крае, он учится в Ставропольском сельскохозяйственном институте, который заканчивает в 1967 году. В то время он уже второй секретарь Ставропольского горкома партии. В марте 1967 года "за достигнутые успехи в развитии животноводства, увеличении производства и заготовок мяса, молока, яиц, шерсти и другой продукции" Михаил Сергеевич награждается орденом "Знак Почета".

С августа 1968 года Горбачев работает вторым секретарем, а с апреля 1970 года - первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС. А в августе следующего года "за успехи, достигнутые в развитии сельскохозяйственного производства" он награждается первым орденом Ленина и становится членом ЦК КПСС. Через два года на его груди появляется второй орден Ленина также за достижения в развитии сельского хозяйства, а еще спустя пять лет - орден Октябрьской Революции за такие же заслуги.

В 1978 году лидер ставропольских коммунистов избирается секретарем ЦК КПСС и переезжает в Москву. В следующем году он уже кандидат в члены Политбюро, а еще через год - член Политбюро, во главе которого доживал последние годы Л.И.Брежнев. Молодой и энергичный Михаил Сергеевич выгодно выделялся на фоне партийных старцев. В 1981 году по случаю пятидесятилетия Горбачев награждается третьим орденом Ленина. При Андропове и Черненко Михаил Сергеевич сумел укрепить свои позиции среди членов Политбюро. Сразу же после смерти К.У.Черненко, в марте 1985 года, состоялся внеочередной Пленум ЦК КПСС, который избрал его Генеральным секретарем ЦК КПСС.

Этому событию предшествовало заседание Политбюро 11 марта, на котором первым выступил один из старейших его членов министр иностранных дел А.А.Громыко. Он сразу же на высший партийный пост выдвинул кандидатуру Горбачева, дав ему довольно развернутую и, безусловно, положительную характеристику. "Скажу прямо. Когда думаешь о кандидатуре на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, то, конечно, думаешь о Михаиле Сергеевиче Горбачеве, - заявил Андрей Андреевич. - Это был бы, на мой взгляд, абсолютно правильный выбор. Все мы Михаила Сергеевича хорошо знаем. Семь лет мы работаем с ним вместе. Я помню, как Брежнев Л.И. интересовался моим мнением и мнением других товарищей, когда речь шла о переводе Горбачева на работу в Москву. Я не сомневаюсь, что все мы тогда правильно поддержали это предложение. Какие черты прежде всего бросаются в глаза, когда оцениваешь кандидатуру Михаила Сергеевича? - продолжал Громыко. - Первое - это его неукротимая творческая энергия, стремление сделать больше и сделать лучше. Второе - это отношение к людям. Ведь чем выше стоит человек, тем большую роль играет его умение налаживать отношения с людьми, отношения принципиальные и требовательные. Я никогда не слышал о том, что у Михаила Сергеевича превалируют взгляды личного свойства. Нет, у него всегда на первом плане интересы партии, интересы общества, интересы народа. Третье. Товарищ Горбачев обладает большим опытом партийной работы. Это опыт работы в крае, а также в центре. Он работал секретарем ЦК, был кандидатом в члены Политбюро и, наконец, членом Политбюро. Он вел заседания Секретариата, а затем Политбюро в отсутствии Константина Устиновича. Для такой работы надо иметь не только знания, но и выдержку, партийность. Это очень ценное качество. Еще одно соображение. Когда заглядываем в будущее, а я не скрою, что многим из нас уже трудно туда заглядывать, мы должны ясно ощущать перспективу. А она состоит в том, что мы не имеем права допустить никакого нарушения нашего единства. Мы не имеем права дать миру заметить хоть какую-либо щель в наших отношениях. А всякого рода спекуляций по этому поводу за рубежом предостаточно. Это значит, что все мы должны действовать сплоченно, едино, со знанием полной ответственности за наше великое дело. Я не претендую на то, что я упомянул обо всех качествах Михаила Сергеевича, Но думаю, что мы, не колеблясь, можем сказать, что не ошибемся, если изберем его Генеральным секретарем ЦК КПСС. Хочу еще раз подчеркнуть, что он обладает большими знаниями, значительным опытом, но этот опыт должен быть помножен на наш опыт. И мы обещаем оказывать новому Генеральному секретарю ЦК КПСС всевозможное содействие и помощь. На это содействие и помощь Вы, Михаил Сергеевич, можете полностью рассчитывать".

Аналогичны по содержанию были выступления Н.А.Тихонова, В.В.Гришина, Э.А.Шеварднадзе, Н.И.Рыжкова, Е.К.Лигачева и других членов этого высшего партийного органа. Таким образом, выборы Горбачева на пост Генерального секретаря ЦК КПСС практически состоялись на три дня раньше, чем принято это считать. В новой должности Михаил Сергеевич активно взялся за управление страной, которая по ряду показателей находилась не в самом лучшем состоянии. Низкие темпы развития промышленного производства и сельского хозяйства, недостаточно высокое качество продукции стали хронической болезнью для советской экономики. Непомерно раздутый управленческий аппарат на всех уровнях паразитировал на труде простого народа. Затянувшаяся и ставшая бесперспективной война в Афганистане подрывала не только силы, но и моральный дух общества. Поэтому требовались определенные перемены и новые подходы для того, чтобы использовать накопленный опыт и двигаться дальше. Горбачев же дальнейшее развитие страны видел в коренной ломке старого, но не во имя создания нового, сущность которого глубоко не осознавал, а ради самого процесса перемен, названного "перестройкой". Реально горбачевская перестройка выразилась в развале социалистического лагеря, организаций Варшавского Договора и Совета Экономической Взаимопомощи, а затем и СССР со всеми его институтами власти и силовыми структурами.

К середине 80-х годов милитаризация СССР при отсутствии явной внешней угрозы была более чем чрезмерной. "Под ружьем" в Министерстве обороны, МВД, КГБ, специальных частях различных министерств находилось более 3 миллионов человек. Все соединения и отдельные части, включая сокращенного состава, были укомплектованы оружием, военной техникой и имуществом по штатам военного времени, огромные стратегические резервы материальных средств размещались на складах. Значительная часть этих сил и средств находилась за пределами страны - в Польше, ГДР, Чехословакии, Венгрии, Монголии, Афганистане, на Кубе. Многочисленные силовые структуры, пронизавший все пласты экономики военно-промышленный комплекс и многолетние, все возрастающие расходы на войну в Афганистане "съедали" огромную часть бюджета, "латать" который приходилось путем сокращения социальных программ. Это было опасно для страны с ее огромными паразитирующими чиновничьим и партийным аппаратами. Приходилось искать новые источники средств и пути их экономии. В числе наиболее эффективных тогда многим казалось сокращение Вооруженных Сил и разоружение.

Сегодня, спустя многие годы, едва ли можно отрицать правильность такого решения. Оно объяснялось не только с экономических, но и с политических позиций. К середине 80-х мир, и особенно Европа, стали другими. Угроза войны между ядерными державами значительно уменьшилась. Запад богател и развивался, служа примером для стран Восточной Европы, которые к тому же не могли простить СССР ни Берлинской стены, ни Венгрии 1956 года, ни Чехословакии 1968 года, ни разгрома польской "Солидарности" в начале 80-х. В таких условиях для СССР продолжать политику "бряцания оружием" было почти бесперспективно. Но и сдавать с таким трудом занятые позиции было не только глупо, но и преступно. Преступно в отношении той части населения стран социалистического лагеря, которая приняла коммунистическую идеологию и построила жизнь по ее законам. Преступно в отношении подавляющей части советского народа, принесшего огромные жертвы во имя создания коммунистической системы, во время Великой Отечественной войны и в трудные послевоенные годы. Поэтому ни один из прежних партийных вождей не решился на перемены, на которые пошел Горбачев, назвав их термином "перестройка".

Безусловно, один Михаил Сергеевич немногое мог сделать в условиях коллегиальности принятия решений Политбюро. Ему требовались помощники, желательно молодые, из тех, для кого ценности старших поколений значили меньше собственной карьеры. Такие люди быстро нашлись. Одним из них стал Э.А.Шеварднадзе. Вызванный в Москву из грузинского удела, он 1 июля 1985 года избирается членом Политбюро ЦК КПСС, а на следующий день назначается министром иностранных дел СССР вместо консервативного А.А.Громыко. Вслед за тем из Политбюро были выведены В.П.Никонов, В.М.Чебриков и В.В.Щербицкий, из кандидатов - Ю.Ф.Соловьев и Н.В.Талызин. Вместо убывших членами Политбюро стали В.А.Крючков и Ю.Д.Маслюков, кандидатами - Е.М.Примаков и Б.К.Пуго.

С приходом к власти Горбачева вскоре обозначились новые тенденции во внешней политике СССР. Михаил Сергеевич и Шеварднадзе создали весьма эффективный тандем, который почти сразу же положительно зарекомендовал себя на Западе. С их подачи уже 30 июля 1985 года СССР заявил об одностороннем прекращении испытаний ядерного оружия с 1 января 1986 года. Горбачевым это было провозглашено "актом доброй воли", к которому должны были присоединиться и США. Но переговоры между ним и президентом США Р.Рейганом по проблемам разоружения, состоявшиеся в ноябре того же года в Женеве, не дали никаких результатов. Запад не торопился разоружаться сам, но подталкивал Москву к новым шагам в этом направлении.

Советский лидер и министр иностранных дел твердо шли по намеченному курсу. В январе следующего года Горбачев выступил с программой уничтожения ядерного оружия до 2000 года. В сентябре в Стокгольме он подписал договор "О мерах доверия и о проверке военной деятельности от Атлантики до Урала инспекцией сухопутных и военно-морских сил". Правда, о территории США в том документе речь не велась. Наградой за эту акцию для Михаила Сергеевича тут же стала медаль Международного института гуманитарного права "В единстве за гуманизм", которую он получил "за выдающийся вклад в упрочение мира, обеспечение прав человека и за инициативы по ликвидации ядерного оружия и разоружению".

Изменения в международной политике вскоре заметили и союзники СССР по Варшавскому Договору. Летом 1986 года в Будапеште прошло совещание Политического консультативного комитета государств-участников Варшавского Договора, на котором советская сторона предложила программу сокращения вооруженных сил и вооружений обычного типа в Европе. Начинать призывали с себя. Инициативы советского лидера наконецто были положительно оценены правительством США. На встрече Горбачева и Рейгана в Рейкьявике в октябре 1986 года началась разработка "совместной платформы предложений" по сокращению вооружений. В сущности, эти предложения были направлены на снижение военной мощи организации Варшавского Договора и, прежде всего, боевого потенциала СССР, основу которого составляло ракетно-ядерное оружие. В конце мая 1987 года на совещании Политического консультативного комитета государств - участников Варшавского Договора, проходившем в Берлине, Горбачев выдвинул перед руководителями союзных стран идею оборонной достаточности. Но что такое эта "достаточность", какими критериями она оценивается и в отношении какого вероятного противника рассчитана - не устанавливалось. Так рождалась политика слов, которая в последующие годы полностью подменила научно обоснованные решения. Советский народ получил возможность постоянно слышать замысловатые речи своих руководителей, не понимая их смысла.

Реальный смысл политики был не в словах, а в конкретных делах. В середине сентября того же года Э.Шеварднадзе в Вашингтоне провел переговоры с государственным секретарем США Д.Шульцем по вопросам разоружения. Стороны договорились начать полномасштабные двухсторонние переговоры по ограничению и в конечном итоге - полному прекращению ядерных испытаний. Для этого в декабре 1987 года М.Горбачев посетил Вашингтон, где подписал с Р.Рейганом Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. 1988 год стал для Советского Союза годом капитуляции в международном масштабе. В феврале было опубликовано заявление Горбачева по Афганистану, основным содержанием которого стало решение о выводе ограниченного контингента советских войск из этой страны в течение 10 месяцев, начиная с 15 мая 1988 года. В том же месяце советский лидер заявил о решении СССР "в порядке проявления доброй воли" вывести в феврале-марте с территорий ГДР и ЧССР советские ракеты ОРТ-22 (СС-12), их пусковые установки и соответствующее вспомогательное оборудование еще до вступления в силу Договора с США.

В свете проводимой Горбачевым международной и внутренней политики большие проблемы возникли с Вооруженными Силами СССР, которые оказались заложниками многоплановых игр различных сил и партий. Они были заранее обречены на гибель, которая им была уготовлена под именем "военной реформы". О необходимости этой реформы в Кремле заявили уже в 1987 году. Тогда ее основными направлениями провозглашались сокращение численности Вооруженных Сил и улучшение их качества. Чем устанавливалось первое и определялось второе - не объяснялось. Такой подход не устраивал многих советских военачальников, которые привыкли к армии относиться очень бережно. Но время этих людей также уже было сочтено. 25 мая 1987 года случилось непредвиденное - на Красной площади приземлился спортивный самолет М.Руста. Событие по своей военной значимости пустяковое, но оно имело большие последствия. Под этим предлогом был нанесен ощутимый удар по старым советским военным кадрам: в отставку отправили министра обороны СССР Маршала Советского Союза С.Л.Соколова, главкома войск Противовоздушной обороны маршала авиации А.И.Колдунова. Они к тому же были противниками ликвидации ракет средней дальности и Красноярской РЛС.

Новым министром обороны был назначен бывший командующий войсками Дальневосточного военного округа, а затем - начальник Главного управления кадров МО СССР генерал армии Д.Т.Язов. Остро встал вопрос о начальнике Генерального штаба, так как бывшего руководителя этого высшего органа военного управления С.Ф.Ахромеева Генеральный секретарь брал к себе советником. Горбачев лично предложил вакантную должность бывшему командующему Среднеазиатским военным округом, а с февраля 1987 года - первому заместителю начальника Генерального штаба генерал-полковнику В.Н.Лобову. Но новый министр обороны пожелал иметь рядом с собой другого человека - своего бывшего начальника штаба округа генерала М.А.Моисеева. 1 августа министр обороны СССР Д.Т.Язов принял в Москве своего коллегу из США Ф.Карлуччи. После переговоров американский гость посетил Военную академию Генерального штаба, где выступил перед командованием, профессорско-преподавательским составом и слушателями. В тот же день в Сарыозеке (Казахстан), в соответствии с договором между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, был осуществлен показательный подрыв партии советских оперативно-тактических ракет. Одновременно в Белоруссии на ракетной базе в Станьково началась ликвидация пусковых установок и транспортных средств для этих ракет.

В декабре 1988 года во время визита в Нью-Йорк Горбачев на заседании ООН заявляет о решении сократить в одностороннем порядке Вооруженные Силы СССР на 500 тысяч человек в течение двух лет и о выводе войск из Центральной Европы и Монголии. Тогда многие специалисты были удивлены не только объявленными сроками: не было понятно, за счет чего произойдут столь значительные сокращения и, главное, куда денутся войска, выведенные из зарубежных стран на Родину, не имевшую должной инфраструктуры для их приема. По данным бывшего начальника пресс-службы Генерального штаба В.Н.Баранца, за пределами СССР находилась группировка в составе 35 общевойсковых и танковых дивизий, 2 отдельных мотострелковых, 2 десантно-штурмовых, 7 артиллерийских, 17 ракетных, 15 зенитно-ракетных бригад, 43 авиационных и 18 вертолетных полков общей численностью свыше 620 тысяч военнослужащих.

Процесс сокращения для Вооруженных Сил, как всегда, шел болезненно. "Рубили" не по деловым качествам, а по возрастному цензу. В результате этого в военных академиях и военных училищах были массово уволены наиболее опытные преподаватели в возрасте от 50 до 60 лет, в подавляющем большинстве имевшие ученые степени и звания. При этом, конечно, в расчет не бралось то, что преподавателем в военной академии мог стать офицер с должностью, равной командиру полка, предварительно закончив адъюнктуру. Возраст такого педагога чаще всего колебался от 40 до 45 лет, а педагогический стаж равнялся нулю. Через пять-десять лет, едва достигнув определенного мастерства, военный педагог отправлялся на пенсию, уступая место пришедшему из войск 45-летнему "новичку". Так всего за несколько лет были безвозвратно утеряны лучшие военно-педагогические кадры.

Падение международного престижа СССР, формирование прозападного курса политики Горбачева и разрушение мировой системы социализма происходили одновременно с похожими процессами внутри самой страны. Их главным содержанием стал развал Советского Союза и его Вооруженных Сил. Ведущая роль в этом деле принадлежала националистам Прибалтийских республик и Закавказья, примеру которых затем последовали и другие. Для слома любой конструкции всегда важно определить ту точку, от которой зависит ее устойчивость. Найдя ее можно рассчитывать достичь намеченной цели при минимальной затрате сил и средств в самое короткое время. Критической точкой слома "нерушимого" Союза Советских Социалистических Республик стала Прибалтика.

Ни для кого не тайна, что после присоединения к СССР Прибалтийские республики жили несколько обособленно от других своих "сестер", тщательно оберегая национальные традиции, которые при более детальном ознакомлении можно было назвать и националистическими. Многие их жители старшего поколения незаслуженно пострадали от советской власти в 40-е годы, прошли через тюрьмы, лагеря и ссылки. Некоторые вели борьбу с советской властью с оружием в руках и считали себя ее непримиримыми противниками. Но было множество и других граждан, которым стало выгодно разыгрывать национальную карту в ущерб целостности СССР, особенно когда за это начали щедро платить в валюте. Первой причиной разногласий между Прибалтикой и Москвой стало различие оценок факта присоединения этих республик к СССР в 1940 году. В один момент в Эстонии, Литве и Латвии россиян начали называть оккупантами, несмотря на то, что в составе советских войск и органов власти были также и представители всех других республик. Тогда в России мало кто обратил на это внимание - российский народ не был склонен к национализму и считал всех остальных равноправными братьями. Но те силы, которые начинали игру на разрушение, смотрели намного дальше. В случае успеха прибалтов их примеру должно было последовать коренное население других республик. Смертельная болезнь могла охватить весь организм, приведя исполина к гибели.

Антисоветские акции в Прибалтике, как убедился находившийся там в это время проездом В.И.Воротников, готовились тщательно и с большим размахом. Доказательством этого может служить то, что 23 августа 1987 года во всех столицах прибалтийских республик одновременно прошли многолюдные митинги, осуждавшие подписание пакта Молотова-Риббентропа. Советские власти на эти митинги реагировали вяло и неадекватно. В Вильнюсе и Талине, где митинговало по 3-4 тысячи человек, против них никаких действий не предпринималось. Накричавшись вдоволь, они мирно разошлись по домам, унося щедрые подарки от организаторов. Зато в Риге, где на площадь вышло до 7 тысяч человек, митинговавшие были разогнаны милицией, что вызвало протест среди многих до того времени "нейтральных" обывателей. В следующий раз оппозиции удалось вывести на улицы города втрое больше людей. "Национальная идея" и сопротивление ей со стороны центра поначалу сплачивало все слои общества Прибалтийских республик, включая и партийную верхушку. Последняя, стремясь сохранить власть, даже пыталась возглавить развернувшееся движение. Именно поэтому на очередной Всесоюзной партийной конференции, проходившей в Москве в конце июня 1988 года, эстонская делегация предложила восстановить федеральные принципы взаимоотношений между союзными республиками СССР и Центром. Конференция отклонила это предложение и ограничилась тем, что рекомендовала расширить права республик и автономий.

Между тем националистические движения в самих республиках постоянно крепли, постепенно проникая с улиц в государственные и правительственные учреждения. 6 октября 1988 года Президиум Верховного Совета Литвы объявил литовский язык государственным языком на территории республики. Москва практически никак не отреагировала на это. Прошло немногим больше месяца, и Советскому Союзу был нанесен очередной ощутимый удар. 16 ноября Эстония приняла декларацию о суверенитете и провозгласила верховенство законов республики над союзными законами. Это был первый тревожный "звонок" будущего сепаратизма. Следовало реагировать моментально и жестко. Но Президиуму Верховного Совета СССР потребовалось целых десять дней для того, чтобы заявить, что высшие органы Эстонии не могут в определенных случаях приостанавливать или устанавливать пределы применения законодательных или иных актов СССР. Были признаны незаконными Декларация о суверенитете Эстонии и поправки к Конституции этой республики. Так начался процесс, позже получивший название "война Законов".

Второй болевой точкой для СССР стало Закавказье, где кроме националистических настроений существовала давняя межнациональная и религиозная вражда между христианами и мусульманами. Наиболее подверженными этим страстям традиционно были армяне и азербайджанцы, которые хотя многие десятилетия и жили рядом, но нередко конфликтовали друг с другом на бытовом уровне. Прежнее Советское правительство быстро и жестоко гасило эти конфликты. У новой власти подходы оказались другими. Пробный шар с целью определения стойкости армян был подброшен националистами осенью 1987 года. Тогда в Ереване прошло несколько так называемых "экологических" митингов и демонстрации. Постепенно народные выступления обретали иную направленность. Уже 18 октября в Ереване прошла демонстрация по поводу земельного конфликта в селе Чардаху Нагорного Карабаха. Выкрикивались националистические лозунги. Но при разгоне демонстрации прозвучали упреки в адрес Москвы и были изорваны портреты Горбачева. Так определился объект межнациональной и межрелигиозной распри, который в последующем должен был стать клином в отношениях не только между Арменией и Азербайджаном, но и между этими Закавказскими республиками и Москвой.

В последующем события развивались довольно стремительно. В феврале 1988 года армяне Нагорного Карабаха официально потребовали воссоединения области с Арменией. Вскоре они начали непрерывный митинг протеста в Степанакерте, сопровождавшийся геноцидом азербайджанцев. В результате этого тысячи беженцев-азербайджанцев потянулись из Армении, постепенно скапливаясь в многонациональном и исконно неспокойном Баку. 20 февраля состоялась Сессия народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области, которая выступила с предложением передачи области в состав Армении. Спустя два дня несколько тысяч азербайджанцев вторглись в пределы НКАО. А 25 февраля произошел армянский погром в Сумгаите, во время которого, по официальным данным, погибло 32 человека, более 400 получили ранения. Так начался вооруженный азербайджано-армянский конфликт, ставший первой кровоточащей раной на теле слабеющего СССР.

Горбачев наконец-то решился продемонстрировать "волю Москвы". В марте он осуществил смену высших партийных руководителей обеих республик. Вместо К.Багирова первым секретарем ЦК Азербайджана стал А.Везиров, армянского руководителя И.Демирчяна сменил С.Арутунян. Но смена руководства не решила проблемы. Пролитая кровь мутила разум горячих кавказцев, а неизвестно откуда поступавшие оружие и деньги побуждали их к действиям. В начале лета 1988 года в Ереване прошли многолюдные митинги в поддержку Нагорного Карабаха, о том же кричали толпы на площадях в Баку. 15 июня Верховный Совет Армении принял решение о включении Нагорного Карабаха в состав республики и обратился к Верховному Совету СССР с просьбой утвердить это решение. Через два дня с такой же просьбой к высшему законодательному органу страны обратился и Верховный Совет Азербайджана. На эти просьбы Верховный Совет СССР обеим республикам ответил отказом. Но эффективного пути выхода из конфликта предложено не было. Таким образом, Еревану и Баку негласно предоставлялось право урегулировать конфликт собственными силами.

Сегодня правомерно задать вопрос - была ли у Москвы возможность прекратить Карабахский конфликт летом 1988 года? Генерал-полковник А.Макашов, в то время военный комендант особого района Армении, дает положительный ответ. Нескольких армейских полков и полков внутренних войск МВД под руководством начальника, облаченного соответствующими полномочиями, хватило бы для того, чтобы блокировать район конфликта, развести противоборствующие стороны и разоружить боевиков. Но тогда Горбачев воздержался от принятия такого решения.

18 сентября произошло вооруженное нападение азербайджанцев на армян в селе Ходжалы. Затем Азербайджан захлестнула волна антиармянских митингов. Через четыре дня армянские погромы прошли в Баку, Кировабаде, Нахичевани, Ханларе и других городах. В предчувствии беды начался массовый исход беженцев из обеих республик. Президиум Верховного Совета СССР наконец-то "разродился" Указом "О неотложных мерах по наведению общественного порядка в Азербайджанской ССР и Армянской ССР". В Ереване было введено особое положение, но почему-то этот указ не коснулся Баку.

1 декабря 1988 года Горбачев и другие члены Правительства СССР встретились с депутатами Верховного Совета СССР - представителями Азербайджана и Армении. На встречу прибыли руководители обеих республик, а также руководители Нагорно-Карабахской автономной области. Была предпринята очередная попытка разрешить конфликт мирным путем за столом переговоров, но она не увенчалась успехом. После этого Москва решила показать свою силу азербайджанцам. 5 декабря войсками был разогнан митинг в Баку. При освобождении площади Ленина погибло два человека, 547 человек были задержаны. Никаких объяснений по этому поводу со стороны Правительства страны не последовало.

Казалось, сама природа возмутилась безумству людей. 7 декабря произошло сильное землетрясение в северных районах Армении, которое на некоторое время прекратило противоборство между этой республикой и Азербайджаном. Вся страна пришла на помощь пострадавшим. 10 декабря в Ереван прилетел Михаил Сергеевич, чтобы лично встретиться с руководством республики и организовать оказание помощи пострадавшим от землетрясения. Безусловно, велись разговоры и о прекращении конфликта. Их следствием стало то, что 12 января 1989 года Президиум Верховного Совета СССР, возглавляемый М.С.Горбачевым, принял Указ о введении в Нагорно Карабахской области Азербайджанской ССР особой формы правления. Был создан Комитет особого управления во главе с А.И.Вольским, который до этого уже более полугода безрезультатно занимался урегулированием армяноазербайджанского конфликта.

События внутри страны весьма мало влияли на внешнюю политику Горбачева, которая проводилась строго в ранее намеченном курсе. 18 января 1989 года Горбачев сообщил президенту США дополнительные подробности предстоящего сокращения Советских Вооруженных Сил, о котором он заявил в ООН 7 декабря предыдущего года. Было объявлено об уменьшении расходов СССР на оборону на 14,2%, а объемов производства вооружения и военной техники на 19,5%.

Впервые за многие годы военно-промышленный комплекс недополучил многие заказы и постепенно начал терять свою силу. В марте того же года в Вене начались переговоры по сокращению обычных вооружений в Европе. В это время в высших правительственных и военных кругах СССР активно заговорили о "разумной и надежной оборонительной достаточности", четкого понимания которой по-прежнему не существовало. Тем не менее 21 марта Горбачев подписал ряд указов по Вооруженным Силам. Важнейшим из них стал Указ о сокращении Вооруженных Сил СССР в течение 1989-1990 годов на 500 тысяч человек. Было заявлено о ликвидации Среднеазиатского и Уральского военных округов. Правда, для усиления впечатления о сокращении боевого компонента из состава Вооруженных Сил СССР были выведены пограничные, внутренние и железнодорожные войска.

США с удовлетворением наблюдали за ходом переговоров в Вене, добиваясь от СССР превентивных шагов. Горбачев вновь пошел на уступки. В мае он принял в Москве госсекретаря США Джоржа Буша и объявил об одностороннем выводе из Восточной Европы 500 тактических ядерных боеголовок. На фоне советско-мериканского альянса бурно развивался процесс разрушения социалистического лагеря. К осени 1989 года коммунистические силы в Германии, Болгарии, Венгрии, Чехословакии, Польше и Румынии под напором прозападно настроенной оппозиции начинают беспорядочное отступление, вскоре превращающееся в паническое бегство. Оппозиционеры действуют нагло и решительно, твердо зная, что Чехословакия 1968 года не повторится. Но наличие в странах Восточной Европы группировок советских войск все же мешало развитию этих процессов. Поэтому Запад потребовал от Москвы веских гарантий о невмешательстве и получил их.

В первых числах ноября Горбачев заявил о том, что внутренние дела стран социалистического лагеря - дело их правительства и народа. Через неделю после этого заявления начался процесс разрушения Берлинской стены и открытия границы между ФРГ и ГДР. Многие германские газеты вышли под заголовком "Спасибо, Горби!". В приватной беседе с советским руководителем Гельмут Коль впервые заговорил о возможности воссоединения Германии, пусть даже "в далекой перспективе". Советский лидер многозначительно промолчал. После событий в Германии процесс стал необратимым. 10 ноября в Болгарии был отправлен в отставку Генеральный секретарь страны Теодор Живков. 24 ноября в полном составе уходит в отставку политбюро компартии Чехословакии, а 26 ноября оппозиция побеждает на выборах в парламент Венгрии. В декабре пал режим Чаушеску в Румьгяии. Так всего за несколько месяцев с молчаливого согласия Горбачева было уничтожено то, созданию чего его предшественники посвятили десятилетия.

В начале декабря Горбачев неофициально встретился в Джорджем Бушем на Мальте на борту советского теплохода "Максим Горький". Разговор шел по проблемам разоружения и урегулирования региональных конфликтов. Впервые было сделано официальное заявление лидеров двух стран о прекращении "холодной войны". Тогда же на Мальте Э.Шеварднадзе провел секретные переговоры с госсекретарем США Джоном Бейкером. Речь шла о новых уступках СССР Западу в области международной политики, в частности, по вопросам воссоединения Германии и вывода советских войск из Восточной Европы. Многие аспекты этой проблемы были согласованы с новыми руководителями стран, которые не скрывали своей "дружбы" с Вашингтоном, помощь которого обеспечила их приход к власти. Шеварднадзе оставалось либо протестовать, либо соглашаться. Хитрый и дальновидный политик выбрал последнее.

Вернувшись с Мальты, Горбачев попал на совещание глав государств Варшавского Договора, проходившее в Москве. На нем внимание участников было сосредоточено не на насущных военно-политических вопросах, а на дискуссии о правомерности ввода войск этой организации в Чехословакию в 1968 году. В итоге эта акция была признана ошибочной. Хотя с трибуны и звучали призывы к сохранению Варшавского Договора, всем было ясно, что у этой организации нет будущего.

В конце года начинаются переговоры по вопросу объединения Германии. Делегация СССР выдвигает единственное требование - невхождение Восточной части Германии в НАТО. Но Запад не соглашается даже на это условие. Возмущенный советский лидер заявляет: "Коль заверил меня, что ФРГ не хочет дестабилизации обстановки в ГДР, будет действовать взвешенно. Однако практические шаги канцлера расходятся с этими его заверениями". Слова советского лидера остаются неуслышанными. К тому времени международный вес СССР упал ниже той отметки, с которой начинается рейтинг великой державы. Данный факт стал итогом международной политики советского руководства в 1989 году.

Осенью 1989 года по всей Прибалтике развернулась компания протеста против призыва в Советскую Армию, которую называли не иначе, как "оккупационной". Впервые с момента создания СССР откровенно игнорировался "священный долг каждого гражданина". Молодые люди с плакатами открыто расхаживали по городам, не боясь быть задержанными. Местные власти предпочитали не вмешиваться в происходящее, Москва молчала. Призыв был сорван, а виновных не нашлось. К тому времени под воздействием хорошо спланированной, целенаправленной агитации отношение советского народа к армии резко ухудшилось. Обязательную военную службу стали отождествлять с наказанием, порой более тяжелым, чем тюремное. Военное поражение СССР в Афганистане еще более усугубило эти оценки. Уклонение от службы, дезертирство откровенно приветствовались в обществе, а руководство страны и Министерство обороны ничего не делали для того, чтобы в корне изменить такое положение, когда еще достаточно было нескольких показательных судебных процессов.

С начала 1990 года нажим Запада на СССР по всем позициям еще более усилился. Требовались все новые уступки. Озабоченный положением внутри страны, Горбачев терял международную сопротивляемость. Еще менее принципиальным по проблемам межгосударственных отношений был Э.Шеварднадзе. В своих частых поездках по миру он встречался с различными зарубежными деятелями и больше соглашался, чем протестовал против выдвигавшихся ими требований, которые были весьма далекими от интересов СССР и его народа. После каждой очередной поездки министр иностранных дел встречался с М.Горбачевым и убеждал его в правильности принятых соглашений, в необходимости новых уступок Западу во имя мира и демократии.

23 января 1990 года Горбачев и Шеварднадзе приняли решение о выводе из Венгрии до конца следующего года расположенной там группировки советских войск численностью в 52 тысячи человек. В конце февраля такое же решение принимается в отношении войск, находящихся в Чехословакии, несколько позже - в Польше. Куда выводить эти войска? Где и как размещать десятки тысяч семей офицеров и прапорщиков - эти вопросы оставались без ответа. Сам подход к организации вывода советских войск из Германии, Венгрии, Чехословакии, Польши дал, по выражению генерал-лейтенанта Л.Г.Ивашова, тогда начальника Управления делами Министерства обороны, "первую трещину в отношениях министра обороны Д.Т.Язова и Верховного главнокомандующего М.С.Горбачева".

"Дело в том, - поясняет он, - что Министерство обороны внесло предложение осуществить вывод в течение 4-5 лет: их едва хватило бы на обустройство выводимых соединений и частей, строительство жилья. Казалось, предстояли долгие, кропотливые переговоры... На практике все сложилось намного проще. В феврале 1990 года в Будапеште проходило очередное заседание рабочих групп по выработке проекта соглашения. В 10 часов утра советские представители заняли рабочие места, чтобы продолжать постатейное согласование. Венгры задерживались. Через 15-20 минут они, наконец, появились с радостными улыбками: в Москве только что определены сроки вывода - в течение одного года. Соглашение будет подписано 10 марта. Как оказалось, решение было принято в узком кругу, на совещании нескольких членов Политбюро. Язов ехал на него, что называется, во всеоружии - с планами, расчетами, картами. Даже обзор зарубежного опыта подобных ситуаций приготовил. Но оказалось, вопрос был предрешен. Политбюро решило, что важнее поддержать Венгерскую соцпартию на предстоящих выборах и для этого дать согласие на спешный вьвзод войск". Безусловно, ссылка на поддержку венгерских социалистов на предстоящих выборах была лишь приемлемая оговорка, за которой скрывалась истинная причина - слово, данное Горбачевым и Шеварднадзе на Мальте.

10 февраля с визитом в Москву прибыл Гельмут Коль. Цель визита была одна - скорейшее объединение Германии. На этот раз Горбачев даже не пытался диктовать никаких условий.
- Немцы сами должны сделать свой выбор, - заявил он.
- Вы хотите сказать, что вопрос единства - это выбор самих немцев, - уточнил обрадованный канцлер.
- Да - в контексте реальностей, - путано ответил советский лидер. Проблема объединения Германии была решена окончательно.

15 февраля 1990 года завершился вывод ограниченного контингента советских войск из Афганистана. Закончилась непопулярная в народе война, продолжавшаяся более десяти лет и стоившая СССР, по официальным данным, почти 15 тысяч человеческих жизней. Кроме того, выбыло из строя по ранениям и болезням еще 470 тысяч человек, моральные травмы получили почти все остальные, участвовавшие в боевых действиях. Группировка советских войск в Афганистане потеряла в боях 147 танков, 1314 боевых машин и бронетранспортеров, 233 орудия и миномета, 114 самолетов и 332 вертолета. Материальные затраты Советского Союза на эту войну измерялись несколькими годовыми бюджетами.

Уход войск из Афганистана советским народом и мировой общественностью был воспринят с должным пониманием. Тем не менее, 40-я армия покидала Афганистан не победительницей, а побежденной. Это понимали все, и в первую очередь сам Горбачев. И поэтому так печально выглядело специально устроенное шоу встречи генерала Б.В.Громова с родной землей. Благодаря этому Борис Всеволодович в один день стал известен всему миру, сделал в последующем неплохую военную и политическую карьеру, но едва ли получил моральное удовлетворение. По-прежнему "лихорадило" Прибалтику. 13 января 1990 года Михаил Сергеевич выступил с большой речью на собрании партийного актива Литвы, выразил озабоченность ходом развития общественно-политической ситуации в республике. Но, кроме критики, никаких конструктивных предложений для остановки негативных процессов Михаил Сергеевич не сделал. Ситуация уже вышла из-под контроля московских и литовских коммунистов.

11 марта Верховный Совет республики принял акт "О восстановлении независимости Литовского государства" и отменил действие Конституции СССР на его территории. Кремль вяло огрызнулся. Только через месяц Третий съезд народных депутатов СССР приостановил решение литовского парламента "до установления законного порядка выхода республик из состава СССР". А 17 апреля Совет Министров СССР принял решение об экономической блокаде мятежной Литвы. 5 мая 1990 года Верховный Совет Латвии также принял декларацию о восстановлении независимости Латвийской республики, а 21 июля он объявил Декларацию сейма от 21 июля 1940 года "О вступлении Латвии в состав СССР" не имеющей силы с момента ее принятия. 20 ноября произошло столкновение участников санкционированного властями антироссийского митинга с советскими военнослужащими. Это случилось после того, как митингующие с Кафедральной площади направились к Северному городку, где стали скандировать лозунги с требованием вывода советских войск из Латвии.

 

В начале июня Горбачев уже в ранге Президента СССР вместе с Шеварднадзе вылетел в Вашингтон для очередной встречи с американским руководством. Президенты подписали Протокол к Договору между СССР и США об уничтожении и не производстве химического оружия, а также совместные заявления, касающиеся Договора по стратегическим наступательным вооружениям. В эти дни Эдуард Шеварднадзе и госсекретарь США Д.Бейкер сделали главное, ради чего происходила эта встреча - было подписано соглашение о разграничении морских пространств в Беринговом и Чукотском морях. Линия разграничения явно ущемляла интересы СССР, лишая его более 50 тысяч квадратных километров континентального шельфа. Но период уступок был в самом разгаре и оспорить решение было некому. Наградами для Михаила Сергеевича за его сговорчивость тогда стали "Медаль свободы имени Франклина Рузвельта", премия мира имени Альберта Энштейна, премия религиозной организации "Исторический деятель" и международная Премия мира имени Мартина Лютера Кинга.

И хотя американцы при решении внешнеполитических проблем уже практически не считались с мнением СССР, в начале августа 1990 года в Москву все же прилетел госсекретарь США Д. Бейкер для встречи с Э.Шеварднадзе и выработки "единого" мнения по кризису в районе Персидского залива. Появилось Совместное заявление, призывающее международное сообщество "принять практические меры" против Ирана, войска которого 2 августа оккупировали Кувейт. Этот документ нисколько не поднял международный авторитет СССР, но значительно осложнил его отношения с ближайшим южным соседом, а заодно и со всем арабским миром.

Спустя несколько дней США в Совете Безопасности ООН голосует за введение против Ирана торгового, финансового и военного эмбарго, а 25 августа - за возможное применение военной силы для его соблюдения. СССР не протестует против этого, за что его президент удостаивается очередной награды - медали имени Альберта Швейцера и почетного звания "Гуманист столетия". 12 сентября 1990 года Горбачев официально дал согласие на объединение Германии. На встрече с Джорджем Бушем в Хельсинки в октябре того же года Михаил Сергеевич жаловался: "Я Вам скажу, что потребовались колоссальные усилия, огромное напряжение, политическая воля, чтобы буквально перешагнуть через себя, преодолеть старые подходы, казавшиеся незыблемыми, действовать так, как того требовали изменившиеся реалии. Мне до сих пор приходится у нас в стране разъяснять эту позицию, доказывать необходимость нового мышления, новых подходов к тому, что происходит в мире, убеждать в правильности таких шагов. Это не всегда легко...".

3 октября объединение Германии стало свершившимся фактом. Уже через девять дней после этого был подписан Договор между СССР и ФРГ об условиях временного пребывания и "планомерного" вывода советских войск из Германии. А всего через четыре дня после этого Президенту СССР присуждается Нобелевская премия мира "за его ведущую роль в мирном процессе". В ноябре Горбачев нанес свой первый визит в объединенное государство, где был встречен с большими почестями. "Торжествует новое видение мира, - восторгался советский лидер. - Завершается эпоха конфронтации, меняется облик Европы и мира".

Продолжение следует



Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:




Осложнилась обстановка и в Закавказье. В период с 31 декабря 1989 года по 2 января 1990 года произошли массовые беспорядки в Нахичевани. Были разрушены сотни километров оборудования советско-иранской границы. Пограничные войска и армейские части не могли противостоять бесчинствующим толпам точно так...



Купить антикварные книги






















Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info