Все, что тебе нужно знать о платьях!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Если вам непонятно какое-то слово в техническом тексте, не обращайте на него внимания. Текст полностью сохраняет смысл и без него. Закон Купера


Этих книг нет в магазинах!

Недорого купить антикварные книги

Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Александр Федорович Керенский

30 августа 1917 года впервые в отечественной истории пост Верховного главнокомандующего Российских Вооруженных Сил занял человек, никогда не служивший ни в армии, ни на флоте, не имевший военного образования, не принимавший непосредственного участия ни в одном из сражений и боев. Им стал 36-летний адвокат и буржуазный политический деятель, активный член, а затем и глава (министр-председатель) Временного правительства Александр Федорович Керенский.

 

"А.Ф.Керенский - фигура очень яркая и красочная, - писал генерал от инфантерии Данилов Ю.Н. - Лицо, игравшее в истории России после мартовского периода роль весьма большую, он стал тем единственным человеком, которому удалось приобрести и сохранить хотя бы видимость какого-либо авторитета над бушевавшей революционной стихией. И надо отдать ему справедливость, свое влияние Керенский с начала своей деятельности использовал не для разжигания страстей, а в целях их сдерживания. Живой как ртуть, А.Ф.Керенский, пользуясь своим положением в думских кругах и в Совете депутатов, беспрерывно переносился из одних комнат Таврического дворца в другие, неутомимо уговаривая то тех, то других. Не будь его, связь между двумя названными учреждениями порвалась бы в первые часы революции, и кто знает, не вызвало бы это разъединение уже тогда острой гражданской розни!.. "Государственная дума не проливает крови!" - этими словами, смело брошенными в разъяренную толпу, А.Ф.Керенский спас многих видных людей прежнего режима от народного самосуда!.. При столь в целом-то положительной оценке Керенского тех дней, о которых повествует Данилов (май-июнь 1917 года), следует, пожалуй, подчеркнуть, что на всех занимаемых во Временном правительстве постах Александр Федорович активно (нередко, правда, лавируя) проводил политику на продолжение войны, на сохранение власти крупной буржуазии и помещиков, на подавление выступлений левых революционных сил. Правда, по оценке русского историка А.А.Керсновского, "когда трагически сложившаяся обстановка потребовала от главы Временного правительства и Верховного главнокомандующего выбора между Корниловым и Лениным, Керенский выбрал последнего... Конечно, Керенский не одобрял Ленина, возмущался его "аморальностью", негодовал на его братоубийственную проповедь... Но это были только частности. И тот и другой поклонялись революции. Один воскурив ал ей фимиам, другой приносил ей кровавые жертвы. Они говорили на одном и том же языке. Разница была лишь в акцентах. В итоге Керенский предпочел своего Ленина чужому Корнилову. И отдал Ленину Россию на растерзание. В выборе между Россией и революцией он не колебался, ставя выше революции самого себя".

Керенский Александр Федорович. С отцовской стороны предки Александра Керенского происходят из среды русского провинциального духовенства. Его дед Михаил Иванович с 1830 года служил священником в селе Керенки Городищенского уезда Пензенской губернии. От названия этого села и происходит фамилия Керенских, хотя сам Александр Федорович связывал ее с уездным городом Керенском той же Пензенской губернии. Младший сын Михаила Ивановича - Федор, хотя и закончил с отличием Пензенскую духовную семинарию, не стал, как его старшие братья Григорий и Александр, священником. Он получил высшее образование на историко-филологическом факультете Казанского университета и затем преподавал русскую словесность в казанских гимназиях.

В Казани Ф.М.Керенский женился на Надежде Адлер - дочери начальника топографического бюро Казанского военного округа. По отцовской линии Н. Адлер была дворянкой, а по материнской . внучкой крепостного крестьянина, который еще до отмены крепостного права сумел выкупиться на волю и, впоследствии, стал богатым московским купцом. Он оставил внучке значительное состояние. Дослужившись до чина коллежского советника, Федор Михайлович получил назначение в Симбирск, на должность директора мужской гимназии и средней школы для девочек. Самым знаменитым воспитанником Ф.М.Керенского стал В.И.Ульянов (Ленин) - сын его начальника - директора симбирских училищ И.Н.Ульянова. Именно Ф.М.Керенский поставил единственную четверку (по логике) в аттестате золотого медалиста 1887 года Володи Ульянова.

Семьи Керенских и Ульяновых в Симбирске связывали дружеские отношения, у них было много общего по образу жизни, положению в обществе, интересам, происхождению. Федор Михайлович, после смерти Ильи Николаевича, по мере своих сил оказывал участие в судьбе детей Ульяновых. В 1887 году, уже после ареста и казни Александра Ульянова, он дал брату политического преступника - Владимиру Ульянову положительную характеристику для поступления в Казанский университет.

В Симбирске в семье Керенских родились два сына - Александр и Федор (до них в Казани появлялись только дочери - Надежда, Елена, Анна). Саша, долгожданный сын, пользовался исключительной любовью родителей. В детстве он перенес туберкулез бедренной кости. После операции мальчик полгода был вынужден провести в постели, и затем долгое время не снимал металлического, кованого сапога с грузом.

В мае 1889 года действительный статский советник Ф.М.Керенский был назначен главным инспектором училищ Туркестанского края и с семьей переехал в Ташкент. По "Табели о рангах" его чин соответствовал званию генерал-майора и давал право на потомственное дворянство. Тогда же восьмилетний Саша начал учиться в ташкентской гимназии, где был прилежным и успешным учеником. В старших классах Александр Керенский пользовался репутацией воспитанного юноши, умелого танцора, способного актера. Он с удовольствием принимал участие в любительских спектаклях, с особым блеском исполняя роль Хлестакова. В 1899 году Саша Керенский с золотой медалью окончил Ташкентскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета.

В столице Керенский с увлечением приступил к учебе, слушал лекции востоковеда Б.А.Тураева, ездил в экспедиции в Псков и Новгород, которыми руководил профессор С.Ф.Платонов. Не остался он в стороне и от общественной жизни петербургских студентов, которая в первые годы нового века переживала подъем. Еще в гимназические годы у Керенского сформировалось критическое отношение к общественно-политическому устройству царской России. Он увлекался политической литературой, в том числе и нелегальной, имел возможность читать запрещенные произведения Льва Толстого, представителей различных революционных течений. Наиболее близки ему были взгляды народников, социалистов-революционеров. Марксизм Керенскому оказался чужд, его отталкивало то гипертрофированное значение, которое уделялось в этом учении борьбе классов.

С февраля 1900 Керенский становится активным участником студенческих сходок, а на втором курсе открыто выступил с пламенной речью, призывая студентов помочь народу в освободительной борьбе. Это выступление могло обернуться исключением из университета, но Керенского спасло высокое положение его отца. Ректор университета решил на время изолировать Александра от столичной, радикальной студенческой среды и своей властью отправил его в академический отпуск, в Ташкент к родителям.

Юноша не без удовольствия вошел в роль ссыльного студента, жертвы царского деспотизма. В глазах ташкентских сверстников он был настоящим борцом за свободу. Но отец сумел убедить Александра, что политическую борьбу следует отложить до получения высшего образования. Вернувшись в университет, Александр Керенский продолжил занятия на юридическом факультете. Выполняя данное отцу обещание, он не сближался с революционными кружками, но занимался общественной деятельностью - активно работал в совете землячества ташкентских студентов. На старших курсах Керенский сблизился с деятелями Союза освобождения - организации оппозиционно настроенной либеральной интеллигенции.

Отказавшись от перспективы сделать научную карьеру, Керенский начал работать помощником присяжного поверенного при Санкт-Петербургской судебной палате и был принят в Коллегию адвокатов Петербурга. Став свидетелем кровавых событий 9 января 1905 года, он вошел в состав комитета по оказанию помощи жертвам трагедии, которая была создана Коллегией адвокатов. Участвуя в деятельности этого комитета, молодой юрист познакомился с условиями жизни питерского пролетариата, приобрел широкий круг знакомых в рабочей среде.

Первая русская революция произвела радикальный переворот в образе мышления многих интеллигентов. Молодой Керенский был охвачен революционным нетерпением. Его симпатии были отданы партии социалистов-революционеров, он тесно общался с эсерами и принимал участие в редактировании эсеровской газеты "Буревестник". Керенский поддерживал связи с эсерами-террористами и даже предлагал им убить царя Николая II. Однако руководитель Боевой организации партии социалистов-революционеров Евно Азеф отклонил проекты и просьбы Александра Керенского.

Революционная активность Керенского не осталась незамеченной, в декабре 1905 года он был арестован за связь с эсеровской боевой дружиной. В петербургских Крестах его продержали до апреля 1906 года, а затем, за недостатком улик, освободили и выслали с женой и годовалым сыном Олегом в Ташкент. Но уже осенью того же года Керенские вернулись в столицу. В октябре 1906 года Керенский участвовал в судебном процессе в Ревеле - защищал крестьян, разграбивших поместье местного барона. Это дело получило широкую огласку. После успешно завершившегося процесса Керенский вступил в Петербургское объединение политических адвокатов.

Керенский был убежденным противником монархии, сторонником установления в России демократической республики, глубокого преобразования всей общественной и экономической жизни на социалистических началах. В этом он тесно смыкался с партией социалистов-революционеров. Керенский считал необходимым вести борьбу против царского режима, в том числе и нелегальными методами, но для себя полагал лучшим оставаться в рамках, дозволенных законом.

Известность Керенского, поддержка, которой он пользовался в среде либеральной интеллигенции, позволила ему в 1912 году с успехом баллотироваться в депутаты Четвертой государственной думы по списку Трудовой группы от города Вольска Саратовской губернии. В том же, 1912 году, он был принят в масонскую ложу "Великий Восток народов России". С 1916 года по февраль 1917 года Керенский был секретарем этой ложи, входил в думскую масонскую ложу, был членом Верховного совета масонов России.

В начале Первой мировой войны он подписал пацифистскую декларацию меньшевистской фракции Государственной думы, но затем перешел на позиции оборонцев, считая, что поражение России в войне грозит ей потерей экономической самостоятельности и международной изоляцией. Керенский полагал необходимым мобилизовать все общественные и экономические силы России на борьбу с Германией. В то же время он рекомендовал и правительству изменить свою политику: провести всеобщую политическую амнистию, восстановить конституцию Финляндии, предоставить автономию Польше, расширить права религиозных и национальных меньшинств, в том числе и евреев, прекратить преследования рабочих и профессиональных организаций.

Керенский прикладывал немало усилий для объединения оппозиционных сил народнического толка. Летом 1915 года он взялся за подготовку Всероссийского съезда социалистов-революционеров, трудовиков и народных социалистов. С этой целью Керенский объехал Поволжье и юг России. Но довести дело до конца ему не удалось: болезнь почек на полгода уложила его на больничную койку. После удачно сделанной операции он смог вернуться к активной политической деятельности.

Февральскую революцию Керенский принял восторженно и с первых дней был активным ее участником. После того, как в полночь с 26 на 27 февраля 1917 года сессия Думы была прервана указом Николая II, Керенский на Совете старейшин думы 27 февраля призвал не подчиняться царской воле. В тот же день он вошел в состав сформированного Советом старейшин Временного комитета Государственной думы и в состав Военной комиссии, руководившей действиями революционных сил против полиции. В февральские дни Керенский неоднократно выступал перед восставшими солдатами, принимал от них арестованных министров царского правительства, получал конфискованные в министерствах денежные средства и секретные бумаги. Под руководством Керенского была произведена замена охраны Таврического дворца отрядами восставших солдат, матросов и рабочих.

При прямом участии Керенского определялось будущее России. Убежденный республиканец, он приложил максимум усилий для свержения монархии. Под его прямым давлением великий князь Михаил Александрович 3 марта принял решение отказаться от прав на российскую корону. Решительность, целеустремленность, революционная риторика Керенского снискали ему популярность и авторитет как в рабочих и солдатских массах, так и в думской среде, где формировалось Временное правительство. В первые дни революции он стал депутатом Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, на первом заседании которого вечером 27 февраля 1917 года был избран товарищем (заместителем) председателя Петросовета. Одновременно Временный комитет Государственной думы предложил ему пост министра юстиции во Временном правительстве. 2 марта Керенский принял это предложение, хотя днем раньше Петросовет принял резолюцию о неучастии во Временном правительстве. Вечером 2 марта Керенский обратился к Петросовету за разрешением войти в состав правительства, торжественно пообещав защищать права трудового народа.

Став министром, Керенский перебрался в Зимний дворец. Он старался поддерживать репутацию народного министра, приказал убрать из своего кабинета не только дорогую мебель и предметы роскоши, но и даже портьеры. Для выступлений в Петросовете министр одевался в темную рабочую куртку со стоячим воротничком, а перед солдатскими массами облачался в защитного цвета полувоенный френч. Но главным козырем Керенского были его незаурядные ораторские данные. Он не боялся выступать перед многотысячной аудиторией и охотно ездил на митинги, будоражившие революционный Петроград. Его речи-импровизации, насыщенные эмоциями и некоторой истеричностью, завораживали слушателей. Популярность и политический вес Керенского быстро росли.

Революционный министр юстиции инициировал такие решения Временного правительства, как амнистия политических заключенных, провозглашение свободы слова, собраний, печати, деятельности политических партий, отмена национальных и религиозных ограничений, признание независимости Польши, восстановление конституции Финляндии. Керенский лично распорядился освободить из ссылки большевистских депутатов Четвертой Государственной думы. С первых дней своего пребывания на посту министра он начал судебную реформу. 3 марта 1917 года был реорганизован институт мировых судей - местные суды стали формироваться из трех членов: судьи и двух заседателей. На следующий день были упразднены Верховный уголовный суд, особые присутствия Правительственного сената, судебные палаты и окружные суды с участием сословных представителей. 17 марта 1917 года в России была отменена смертная казнь за уголовные преступления.

В марте 1917 года с началом легальной деятельности ранее запрещенных политических партий Керенский вступает в партию социалистов-революционеров, становится одним из самых заметных членов этой партии. Во Временном правительстве Керенский занял активную, наступательную позицию, и, по мнению современников, своей энергией совершенно подавил инициативу министра-председателя князя Г.Е.Львова. Двойственную позицию Керенский занял в отношении войны. Он признавал, что военные действия должны быть продолжены, но считал, что Россия может сражаться только при условии пересмотра Антантой целей войны, отказа от аннексий и контрибуций. В апреле 1917 года министр иностранных дел П.Н.Милюков публично заверил союзные державы, что Россия безусловно продолжит войну до победного конца. Этот шаг вызвал кризис Временного правительства. 24 апреля Керенский пригрозил выходом из состава правительства и переходом Советов в оппозицию, если Милюков не будет снят со своего поста, а правительство не будет пополнено представителями социалистических партий - меньшевиков, эсеров, энесов. 5 мая 1917 года князь Львов был вынужден выполнить это требование и пойти на создание первого коалиционного правительства. Милюков и Гучков подали в отставку, в состав правительства вошли социалисты, а Керенский получил портфель военного и морского министра.

В мае-июне Керенский приложил огромные усилия для укрепления дисциплины в армии и на флоте, на повышение боеспособности воинских частей, на подготовку решающего летнего наступления. Он объезжал фронтовые части на автомашине, выступал на бесчисленных армейских митингах, пытаясь силой своего ораторского дара вдохновить солдат на победу. 18 июня началось наступление русских войск, которое, однако, быстро закончилось полным провалом.

Полное незнакомство революционного военного министра с военной жизнью приводило иногда к забавным случаям. Когда Керенский в Тернополе смотрел Забайкальскую казачью дивизию, то для встречи его по уставу был выставлен почетный караул, взявший при его приближении шашки наголо. Увидя сверкнувшее грозно оружие, Керенский вообразил, что наступил его последний час, и с громким жалобным писком побежал от караула и растерявшихся штабных назад, в автомобиль...

Неудачи на фронте обострили внутриполитическую обстановку. Разногласия по украинскому вопросу послужили поводом к отставке министров-кадетов, которая последовала 2 июля. На следующий день в Петрограде начались вооруженные демонстрации, организованные большевиками, которые попытались использовать кризисную ситуацию для захвата власти. В июльские дни Временному правительству удалось удержать власть, но 7 июля князь Львов подал в отставку и Керенский взялся на формирование нового коалиционного кабинета министров. 8 июля он становится министром-председателем, сохранив за собой пост военного и морского министра. Став главой государства, Керенский предпринял ряд мер направленных на стабилизацию политической ситуации, укрепление государственной власти. Он вновь ввел смертную казнь на фронте (12 июля), осуществил замену царских денежных знаков на новые, получившие в народе название керенок. Формирование нового правительства шло с большим трудом. 21 июля Керенский даже подавал в отставку, но все же, после напряженных переговоров с кадетами, 24 июля 1917 года второе коалиционное правительство было сформировано. 19 июля министр-председатель назначил нового верховного главнокомандующего - энергичного и популярного генерала Л.Г.Корнилова. Тогда же управляющим военного министерства стал эсер Б.В.Савинков.

Но остановить волну глобального кризиса в России Керенскому не удавалось. Армия разлагалась на глазах, крестьяне, одетые в солдатские шинели, не желали воевать - рвались домой делить помещичьи земли. Стремительно радикализировались городские низы, левыми настроениями пропитывались Советы. Правые, консервативные силы оправлялись от февральского шока. Их лидером стал генерал Корнилов, который предлагал милитаризовать фабрики, заводы, железные дороги, ввести смертную казнь в тылу, восстановить жесткими мерами действенность и престиж органов власти. На этом фоне популярность Керенского стала блекнуть.

Он вел с Корниловым сложную игру, пытаясь с его помощью удерживать контроль над армией. С начала августа верховный главнокомандующий просил Керенского подчинить ставке Петроградский военный округ. Корнилов предполагал сформировать Петроградский фронт, ввести в столице военное положение, энергичными действиями уничтожить источник разложения и разрухи. Началась переброска к Петрограду воинских частей, прежде всего казаков, способных, по мнению Корнилова, навести порядок в столице. На словах, соглашаясь с Корниловым, министр-председатель был против передачи под власть главнокомандующего Петрограда, опасаясь его чрезмерного усиления.

Но Корнилов не собирался останавливаться. Под предлогом защиты Петрограда от возможного немецкого десанта он двинул к столице Третий казачий корпус генерала Крымова. Вечером 26 августа на заседании правительства Керенский квалифицировал действия Верховного главнокомандующего как мятеж. Предоставив министру-председателю чрезвычайные полномочия, Временное правительство подало в отставку. Для ликвидации корниловского мятежа Керенский был вынужден прибегнуть к помощи социалистических партий, в том числе большевиков, Советов, рабочих отрядов. Он приказал раздать оружие рабочим, выпустить из тюрем арестованных большевиков.

Под влиянием агитаторов казаки отказались подчиняться своим генералам. К 30 августа движение войск на Петроград прекратилось, генерал Крымов покончил жизнь самоубийством, Корнилов был арестован. Новым главнокомандующим еще 30 августа стал сам Керенский. На следующий день был создан временный орган управления государством - Совет пяти или Директория, который возглавил Керенский. 1 сентября 1917 года в России была провозглашена республика, что соответствовало росту левых настроений в народных массах и отвечало убеждениям самого Керенского. 4 сентября министр-председатель распустил военно-революционные комитеты, образовавшиеся для борьбы с корниловщиной, но реально это распоряжение не было выполнено.

После корниловского мятежа Керенский продолжал вести свою надпартийную линию, направленную на консолидацию демократических сил, формирование правительственной коалиции из умеренных социалистов и кадетов. Но социалисты с недоверием относились к правительству Керенского, они выдвигали программу широких социальных преобразований, передела собственности, прекращения войны с Германией. В условиях резкой поляризации настроений в обществе, роста конфронтации между имущими и неимущими классами, Керенский, занимавший центристские позиции, стремительно терял поддержку и авторитет среди самых различных слоев населения.

Керенский пытался заручиться поддержкой Всероссийского Демократического совещания, проходившего 14-22 сентября. Однако большинство делегатов совещания высказалось против коалиции с кадетами, на чем настаивал министр-председатель. Демократическое совещание приняло решение, что до созыва Учредительного собрания Временное правительство должно быть подотчетно образованному 20 сентября временному Всероссийскому Демократическому совету (Предпарламенту). Керенский протестовал против этого решения. 25 сентября он сформировал последний, третий состав коалиционного правительства, оставив за собой посты военного и морского министра, верховного главнокомандующего. Формально в его руках сосредоточились исключительные властные полномочия, но они имели все меньшее и меньшее реальное значение. Положение постоянно ухудшалось из-за спада производства и инфляции, росла безработица и недовольство среди городского населения. Попытка решать продовольственные проблемы за счет продразверстки вызвала крестьянские волнения. Армия превратилась в аморфную многомиллионную массу озлобленных вооруженных людей. Государственный аппарат работал вхолостую. Большевики, опираясь на военно-революционные комитеты и отряды Красной гвардии, были готовы захватить власть насильственным путем.

Временное правительство осознавало грозящую опасность, но недооценивало силы большевиков. Не желая представать в образе контрреволюционера, Керенский был противником жестких мер, направленных на предупреждение большевистского восстания. Глава Временного правительства верил, что в решающий момент большинство частей Петроградского гарнизона останется верным ему. Во второй половине октября правительство лишь пассивно наблюдало за развитием событий. Только в ночь с 22 на 23 октября, когда Петроградский Военно-революционный комитет начал брать под свой прямой контроль воинские части столичного гарнизона, Керенский призвал к решительным действиям.

24 октября на заседании Предпарламента министр-председатель сообщил о начале вооруженного восстания и потребовал предоставить ему особые полномочия. В ответ собрание приняло половинчатую резолюцию. Вечером того же дня Керенский сообщил о намерении Временного правительства подать в отставку. День 25 октября он провел в Зимнем дворце и штабе Петроградского военного округа. Отряды Красной гвардии при поддержке частей петроградского гарнизона и матросов-балтийцев захватывали важнейшие здания столицы. Какого-либо сопротивления Керенский организовать не cмог и на автомобиле выехал из Петрограда навстречу вызванным с фронта войскам. В Гатчине он едва не был арестован, но вечером того же дня прибыл в Псков, в штаб Северного фронта. В это время красногвардейцы овладели Зимним дворцом. Временное правительство было свергнуто.

Командующий Северным фронтом генерал В.А.Черемисов отказался снимать войска с фронта для подавления восстания в Петербурге и сообщил, что он не может ручаться за личную безопасность А.Ф.Керенского. Но в Пскове оказался командир Третьего конного корпуса казачий генерал П.Н.Краснов. Он заверил Керенского, что подчиненные ему казаки готовы выступить на защиту Временного правительства. Утром 26 октября Керенский и Краснов были уже в расположении корпуса, в городе Острове. Отсюда казаки начали движение на Петроград. В ходе боев на подступах к столице Красной гвардии удалось остановить наступление казачьего корпуса. Под давлением рядовых казаков, командование корпуса 31 октября заключило с большевиками перемирие. Керенский был вынужден скрыться. Так закончилось его пребывание у руля государственной власти.

31 октября генерал Краснов по рекомендации А.Е.Снесарева направил делегацию казаков для переговоров с большевиками о перемирии. Они проводились в Гатчине в нижнем зале дворца. Неблагоприятный исход этих переговоров (бывшего Верховного главнокомандующего казаки "обменивали" на право разойтись по домам), вынудил Керенского переодеться в матросскую форму и бежать из Гатчины. Почти полтора месяца Александр Федорович прятался на одном из близлежащих
хуторов. Здесь он прочитал в газете "Известия" сообщение что "...бывшие министры Коновалов, Кишкин, Терещенко, Малянтович, Никитин и другие арестованы Революционным комитетом. Керенский бежал. Предписывается армейским организациям принять меры для немедленного ареста Керенского и доставки его в Петроград. Всякое пособничество Керенскому будет караться как тяжкое государственное преступление".

"Мои гонители искали меня повсюду, - пишет Керенский. - Им и в голову не пришло, что я скрываюсь у них под самым носом, между Гатчиной и Лугой, а не где-то на Дону или в Сибири. А мне тем временем ничего не оставалось, как затаиться, занявшись, насколько это возможно, изменением своей внешности. Я отрастил бороду и усы. Бороденка была жиденькая, она кустилась лишь на щеках, оставляя открытыми подбородок и всю нижнюю часть лица. И все же в очках, со взъерошенными патлами я по прошествии 40 дней вполне сходил за студента-нигилиста 60-х годов прошлого века".

Из своего убежища, основываясь на информации из регулярно получаемых газет, бывший министр-председатель и Верховный главнокомандующий обратился с открытым письмом в русскому народу, которое было опубликовано 22 ноября 1917 года в газете "Дело народа". К концу пребывания на хуторе Керенского стала настойчивей преследовать мысль сделать попытку добраться к открытию Учредительного собрания в Петроград. Ему казалось, что это его последний шанс сказать стране и народу свое мнение о создавшемся положении. Помогли друзья. Они доставили его на санях в Новгород, затем в Бологое, откуда на поезде Александр Федорович доехал до Петрограда, где извозчик доставил его по условленному адресу. "Учредительное собрание, - писал Керенский, - должно было открыться 5 января 1918 года, и, казалось, все идет по намеченному мною плану. Через три дня я надеялся быть в Таврическом дворце, на открытии собрания. 2 января меня посетил член фракции эсеров в Учредительном собрании Зензинов. Завязавшаяся беседа, поначалу очень дружеская, вскоре обернулась ожесточенным спором. Я и сегодня с болью вспоминаю тот разговор. Я сказал ему, что считаю своим долгом присутствовать на открытии Учредительного собрания. Хотя у меня и не было приглашения в Таврический дворец, я рассчитывал, изменив внешность, пройти по билету какого-нибудь малоизвестного депутата из провинции. Я рассчитывал на помощь в получении такого билета, самонадеянно думая, что мои друзья в Учредительном собрании позаботятся обо мне. Но они наотрез отказались".

 

Несмотря на создавшиеся сложности, Керенский не терял надежды на то, что ему удастся проникнуть в Таврический дворец. Обещал помочь Д.Д.Кузьмин-Караваев. Однако 5 января столица выглядела так, словно в ней ввели осадное положение. Большевики создали так называемый Чрезвычайный штаб. Район вокруг Таврического дворца был отдан в ведение большевистского коменданта Г.Благонравова. Сам дворец был окружен вооруженными войсками, кронштадскими матросами и латышскими стрелками, часть которых расположилась внутри здания. Все улицы, ведущие ко дворцу, были перекрыты. Ранним утром следующего дня Учредительное собрание было разогнано большевиками. Мечта Александра Федоровича выступить с его трибуны не сбылась. Его пребывание в Петрограде становится бессмысленным, и он покидает столицу.

Некоторое время Керенский проживает в Финляндии, но в начале марта возвращается в Петроград. Там он завершает работу над книгой по материалам Чрезвычайной Комиссии по расследованию корниловского дела. Весной 1918 года Александр Федорович переезжает в Москву, где уже летом выходит в свет его книга "Дело Корнилова". Позже он вступил в нелегальную организацию "Союз возрождения России", основным пунктом программы которой было "создание правительства национального единства на самой широкой основе и восстановление в сотрудничестве с западными союзниками России фронта боевых действий против Германии". По заданию Исполкома "Союза" Керенский был командирован вначале в Англию, затем во Францию. В конце мая, покидая Россию, Александр Федорович едва ли думал о том, что прощается с родиной навсегда.

20 июня 1918 года Керенский прибыл в Лондон. Начался новый этап жизни бывшего главы Российской Республики и Верховного главнокомандующего российской армии и флота. Как он считал тогда, разлука с родиной будет очень краткой, но эмиграция продолжалась более пятидесяти лет. Он жил в Англии и Франции, с 1940 года - в США. Был организатором "Лиги борьбы за народовластие". Активно участвовал в общественной жизни русской эмиграции. С 1922 по 1932 год редактировал газету "Дни", писал мемуары. До конца жизни Керенский, что называется, держал себя "в форме".

"Для своих восьмидесяти с лишним лет, - пишет Г.А.Шахов, - он выглядел весьма моложаво: высокий, подтянутый, с ясным внимательным взглядом. Впрочем, сам А.Ф.Керенский в своих мемуарах не без легкого кокетства отмечает, что всегда выглядел намного моложе своих лет, что мешало ему в ранние годы и благоприятствовало в зрелые. В облике его не было и намека на те "бонапартистские" черты, которые придали ему авторы наших юбилейных кинокартин, не ощущалось никакого стремления играть "на публику", как отмечали его современники-недоброжелатели. В нем скорее угадывался давно забытый у нас тип русского интеллигента разночинца".

Александр Федорович Керенский скончался в 1970 году в Нью-Йорке на девяностом году жизни. Похоронен в Лондоне. У современников Керенского, историков, нынешних политиков и публицистов существуют различные мнения в оценке его личности, месте и роли в событиях бурного 1917 года. Правда, есть единство в одном: как Верховный главнокомандующий Вооруженных Сил Российской Республики он не состоялся. Это закономерно, ибо Керенский, будучи политиком, не был военачальником. Он был далек от жизни армии, не владел принципами военного искусства, более того, не уважал армию, особенно ее генералитет. В армии он видел лишь одно из средств достижения определенных политических целей. Не обладал он и авторитетом ни в армии, ни на флоте.

Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:

Короткая ссылка на новость: http://federacia.ru/~BvmI4


Уникальная возможность купить старинные книги недорого






















Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info