Все, что тебе нужно знать о платьях!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

В жизни нет гарантий, существуют одни вероятности. Джек Райан


Этих книг нет в магазинах!

Недорого купить антикварные книги

Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Граф Калиостро

RSS
Мало кто в последние десятилетия XVIII века пользовался в Европе такой огромной популярностью, как граф Калиостро. Слава знаменитого мага и прорицателя была одинаково громкой в просвещенных кругах Парижа и Рима, Берлина и Вены, Петербурга и Москвы... Но слава эта была разной: одни верили любому слову Калиостро и буквально боготворили его, а другие считали графа ловким авантюристом и шарлатаном-мистиком.

Никому не было известно, когда и где родился Калиостро, как он провел детство и молодые годы. Да и сам граф в своих записках писал: "Ни место моего рождения, ни родители мои мне не известны.. Правда, далее Калиостро рассказывал, что детство провел в Медине, в Аравии. Там он будто бы под именем Арахат жил во дворце восточного владыки Ялахаима. Наставники обучили его физике, медицине, ботанике, нескольким восточным языкам. Когда мальчику исполнилось двенадцать лет, он под надзором главного наставника отправился путешествовать. Три года Калиостро провел в Мекке, потом побывал в ряде азиатских и африканских стран. Был он и на Мальте, где, по словам наставника, Калиостро родился в христианской семье и почти сразу же осиротел. Никаких других подробностей наставник ему не сообщил.

С Мальты Калиостро отправился на Сицилию, потом побывал в Неаполе, Риме, где его представили местной знати, а затем - и самому Папе Римскому. Далее в записках Калиостро говорится о его бесчисленных странствиях по Европе, о тысячах больных, которые в жажде исцеления стекались к нему отовсюду.

 

Но исследователи биографии Калиостро приводят и другие версии его происхождения. Многие считают, что он родился 8 июня 1743 года в Палермо в богатой сицилийской семье, а звали его тогда Джузеппе Бальзамо. Родители, набожные католики, отдали мальчика в семинарию, из которой Джузеппе вскоре бежал. Но его поймали и поместили в монастырь близ Палермо.

Через некоторое время будущий маг и чародей бежал и оттуда. В Палермо он обманом похитил золото у богатого ювелира и ростовщика, после чего долгие годы разъезжал по разным городам Италии. В это время Джузеппе раз двадцать менял имя и, в конце концов, взял фамилию своей тетки - Калиостро, прибавив не заслуженный им графский титул. Правда, позднее Калиостро не раз намекал, что титул достался ему неким таинственным путем.

Биографы Калиостро признают, что он очень много путешествовал. Объездил разные страны Востока, действительно побывал на Мальте, в множестве европейских городов, особенно итальянских. Италия не была тогда единым государством, и переезд, например, из Неаполя во Флоренцию или из Венеции в Рим был путешествием из одного государства в другое. В Риме Калиостро познакомился с девушкой из простой семьи Лоренцей Феличиани. Она стала его женой, и с тех пор супруги под видом богомольцев-странников разъезжали по Европе вместе. Вступив в одном из германских городов в орден масонов, Калиостро приобрел влиятельных друзей и покровителей в высшем обществе.

Более того, совершив путешествие в Египет и побывав в потаенных залах пирамиды Хеопса, Калиостро объявил себя великим главой древнейшего в мире египетского масонства. Слава его разрасталась, ширился и круг знакомств. В одной из множества брошюр о нем приводится рассказ о том, как в Голштинии Калиостро повстречался с еще более таинственным человеком, чем он сам, - с графом Сен-Жерменом. Судя по всему, Калиостро отнесся к Сен-Жермену с величайшим почтением и молил посвятить его во все таинства, которыми обладал граф-чудодей.

От Сен-Жермена Калиостро отправился в Курляндию (так именовалась западная часть Латвии, которая позднее, в 1795 году, вошла в состав России), нацелившись на Петербург. Скорее всего, совершить поездку в Россию посоветовал ему граф Сен-Жермен, который, по свидетельству барона Глейхена, побывал в Петербурге в июне 1762 года и сохранил дружеские отношения с князем Григорием Орловым.

В самом конце февраля 1779 года Калиостро и Лоренца прибыли в Митаву, столицу герцогства Курляндия. Весьма подробно о пребывании Калиостро в Курляндии рассказывает книга, напечатанная в 1787 году в Петербурге, - "Описание пребывания в Митаве известного Калиостро на 1779 год и произведенных им там магических действий., автором которой являлась Шарлотта-Елизавета-Констанция фон дер Рекке, урожденная графиня Медемская.

Ее родная сестра, Доротея, была замужем за Петром Бироном, герцогом Курляндским. Впрочем, достоверность этих записок весьма сомнительна. Дело в том, что поначалу Шарлотта оказалась полностью под влиянием таинственного графа. Но затем столь же сильно его и невзлюбила. А что и в каком тоне может написать о бывшем кумире разочаровавшаяся в нем женщина? Ответ понятен. Тем не менее, сведений о том периоде жизни Калиостро немного, и потому каждый источник для нас интересен.

В столице Курляндии Калиостро нашел благодатное поле деятельности: тут обитали масоны и алхимики, впрочем, любительского уровня и весьма легковерные, но принадлежащие к высшему обществу. Калиостро впоследствии был до того уверен в добром к нему расположении своих курляндских сторонников, что в оправдательной записке, изданной им в 1786 году, ссылался на них как на свидетелей, готовых показать в его пользу. Тогдашний курляндский обер-бургграф Ховен считал себя алхимиком.

В Митаве Калиостро выдавал себя и за испанского полковника, при этом тайком сообщая местным масонам, что отправлен своими повелителями на Север по делам весьма важным и что в Митаве ему поручено явиться к Ховену как к великому магистру местной масонской ложи, и говорил, что в основанную им, Калиостро, ложу будут допускаться и женщины. Лоренца, со своей стороны, весьма много способствовала мужу. В Митаве Калиостро выступал в качестве проповедника строгой нравственности в отношении женщин.

При этом, по мнению недоброжелателей, в свете держал он себя неловко. Некоторые считали, что он походил на разряженного лакея. Многие отмечали его необразованность и грубые ошибки при письме. Утверждали, что по-французски он говорил плохо, употребляя много грубых, простонародных выражений. Литературным итальянским языком он не владел и говорил на шипящем сицилийском наречии. Впрочем, все эти промахи и им, и его почитателями объяснялись долгими годами проживания в Медине и Египте.

Вел он себя, и с этим все были согласны, безукоризненно. Не предавался ни обжорству, ни пьянству, ни прочим излишествам. Он проповедовал воздержание и чистоту нравов и первый подавал тому пример. На вопросы о цели поездки в Россию Калиостро отвечал, что, будучи главой египетского масонства, он возымел намерение распространить свое учение на дальнем северо-востоке Европы и с этой целью будет стараться основать в России масонскую ложу, в которую будут приниматься и женщины.

Относительно своих врачебных познаний граф Калиостро сообщал, что, изучив медицину в Медине, он дал обет странствовать некоторое время по белому свету для пользы человечества и без мзды отдать обратно людям то, что он получил от них. Лечил Калиостро взварами и эссенциями, а своей уверенностью дарил больным надежду и бодрость. По его мнению, все болезни происходят от крови.

Но постепенно Калиостро в Митаве стал все больше напускать на себя таинственность. Шарлотте фон дер Рекке он обещал, что она будет беседовать с мертвыми, что со временем станет духовным посланником на других планетах, что будет возведена в сан защитницы земного шара, а потом, как проверенная в магии ученица, вознесется еще выше. Калиостро уверял своих учеников, что Моисей, Илия и Христос были создателями множества миров и что это же самое в состоянии будут сделать его верные последователи и последовательницы, доставив людям вечное блаженство. Как первый к тому шаг он заповедовал, что те, которые желают иметь сообщение с духами, должны постоянно противоборствовать всему вещественному.

Своим ученикам высших степеней Калиостро стал преподавать магические науки и демонологию, избрав для объяснения текст книги Моисея. При этом, с последующей точки зрения девицы Шарлотты фон дер Рекке, он допускал самые безнравственные толкования.
Людей прагматичных, но в то же время и легковерных, Калиостро привлекал к себе обещанием обращать все металлы в золото, увеличивать объем драгоценных камней. Говорил, что может плавить янтарь, как олово.

Способности Калиостро добывать золото подтверждались тем, что за время длительного пребывания в Митаве он ниоткуда не получал денег, не предъявлял банкирам векселей, а между тем жил роскошно и платил щедро и даже вперед, так что исчезала всякая мысль о его корыстных расчетах.

В Митаве Калиостро производил различные чудеса. Показывал в графине воды то, что делалось далеко отсюда. Обещал и даже указывал место, где в окрестностях Митавы зарыт огромный клад, охраняемый духами.

Заговаривая о предстоящей поездке в Петербург, Калиостро входил в роль политического агента, обещая многое сделать в пользу Курляндии при дворе Екатерины II. С собою в Петербург он звал и девицу Шарлотту, а отец и семейство, как истинные курляндские патриоты, также старались склонить ее к поездке в Россию. Интерес Калиостро объяснялся просто: ему было небезвыгодно объявиться в Петербурге в сопровождении представительницы одной из лучших курляндских фамилий, и притом поехавшей с ним по желанию родителей, пользовавшихся в Курляндии большим почетом. Со своей стороны, девица фон дер Рекке (как она утверждает в своих записках) соглашалась отправиться с Калиостро в Петербург только в том случае, если императрица Екатерина II станет защитницей "ложи союза. в своем государстве и "позволит себя посвятить магии. и если она прикажет Шарлотте фон дер Рекке приехать в свою столицу и быть там основательницей этой ложи.

При тогдашних довольно тесных связях между Митавой и Петербургом пребывание Калиостро в этом городе должно было подготовить общественное мнение в Северной Пальмире к его приезду. В Митаве Калиостро в семействе фон дер Рекке объявил, что он не испанец, не граф Калиостро, но что он служит масонству под именем Фридриха Гвалдо и должен скрывать свое настоящее звание, но что, может быть, он сложит в Петербурге не принадлежащее ему имя и явится во всем величии. При этом маг указывал, что право свое на графский титул он основывал не на породе, но что титул этот имеет таинственное значение. По мнению девицы фон дер Рекке, все это он делал для того, чтобы если в Петербурге обнаружилось бы его самозванство, то это не произвело бы в Митаве никакого впечатления, так как он заранее предупреждал, что скрывает настоящее свое звание и имя.

Расположение курляндцев к Калиостро было так велико, что, по некоторым сведениям, они желали бы видеть его своим герцогом вместо Петра Бирона, которым были недовольны. Существует предположение, что Калиостро вел в Митаве какую-то политическую и небезуспешную интригу, развязка которой должна была наступить в Петербурге.

Разочарованная впоследствии в своем кумире, Шарлотта фон дер Рекке называет Калиостро обманщиком, "произведшим о себе великое мнение. в Петербурге, Варшаве, Страсбурге и Париже. По ее утверждениям, Калиостро изъяснялся на худом итальянском и ломаном французском языках, хвалился, что знает арабский. Однако находившийся в то время в Митаве профессор Упсальского университета Норберг, долго живший на Востоке, обнаружил полное незнание Калиостро арабского языка. Если же возникал вопрос, на который Калиостро не мог дать толкового ответа, то он или заговаривал своих собеседников непонятной тарабарщиной, или отделывался коротким уклончивым ответом. Иногда он приходил в бешенство, махал шпагой, произнося какие-то заклинания и угрозы, а Лоренца просила присутствующих не приближаться в это время к Калиостро, так как в противном случае им может угрожать страшная опасность от злых духов, окружавших в это время ее мужа.

Но вот что мы читаем в записках барона Глейхена, вышедших в Париже в 1868 году: "О Калиостро говорили много дурного, я же хочу сказать о нем хорошее. Правда, что его тон, ухватки, манеры обнаруживали в нем шарлатана, преисполненного заносчивости, претензий и наглости, но надобно принять в соображение, что он был итальянец, врач, великий мастер масонской ложи и профессор тайных наук. Обыкновенно же разговор его был приятный и поучительный, поступки его отличались благотворительностью и благородством, лечение его никому не делало никакого вреда, но, напротив, бывали случаи удивительного исцеления. Платы с больных он не брал никогда..

Другой современный отзыв о Калиостро был напечатан в "Газетт де Сайте.. Там, между прочим, отмечалось, что Калиостро "говорил почти на всех европейских языках с удивительным, всеувлекающим красноречием..

И вновь мы видим перед собой как бы не одного Калиостро, а по крайней мере двух. Отправляясь из Митавы в Петербург, Калиостро как проповедник масонских политических доктрин рассчитывал на благосклонный прием со стороны императрицы Екатерины II, успевшей составить о себе в образованной Европе мнение как о смелой мыслительнице и либеральной государыне. Как врач, эмпирик и алхимик, обладатель философского камня и жизненного эликсира, Калиостро мог рассчитывать на то, что в высшем петербургском свете у него найдется и пациентов, и поклонников не меньше, чем в Париже или в Лондоне.

Наконец, как маг, кудесник и чародей, он, казалось, скорее всего, мог найти для себя поклонников и поклонниц в громадных, невежественных массах русского населения. Даже просто ограничиваясь масонской деятельностью, профессор тайных наук предполагал встретить в Петербург много сочувствующих лиц.

Историк и исследователь Лонгинов в работе "Новиков и мартинисты" писал, что масонство Россию привез Петр Великий, который основал в Кронштадте масонскую ложу и имя которого пользовалось у масонов большим почетом. Однако первое историческое упоминание о существовании масонов в России относится к 1738 году. В 1751 году их в Петербурге уже немало. В Москве они появились в 1760 году. Из столиц масонство распространилось в провинции, и масонские ложи были открыты в Казани, а с 1779 года в Ярославле. Петербургские масоны горели желанием быть посвященными в высшие степени масонства, и потому, надо полагать, появление среди них такого человека, как Калиостро, должно было оказать сильное влияние на русское масонство.

На таком фоне и явился в Петербург Калиостро в сопровождении Лоренцы. Здесь он главным образом рассчитывал обратить на себя внимание самой императрицы. Но, как видно из писем Екатерины к Циммерману, он не сумел не только побеседовать, но даже и увидеться с нею.

Шарлотта фон дер Рекке, которая, надо полагать, внимательно следила за поездкой Калиостро в Петербург, пишет: "О Калиострове пребывании в Петербурге я ничего верного сказать не знаю. По слуху же, однако, известно, что хотя он и там разными чудесными выдумками мог на несколько времени обмануть некоторых особ, но в главном своем намерении ошибся".

В предисловии же к книге Шарлотты фон дер Рекке говорится, что "всякому известно, сколь великое мнение произвел о себе во многих людях обманщик сей в Петербурге". В сделанной неизвестно кем сноске (вероятно, переводчиком) добавляется: "Между тем не удалось Калиостро исполнить в Петербурге своего главного намерения, а именно уверить Екатерину Великую в истине искусства своего. Сия несравненная государыня тотчас проникла обман. А то, что в так называемых записке Калиостровых (Меmoires de Cagliostro) упоминается о его делах в Петербурге, не имеет никакого основания. Ежели нужно на это доказательство, что Екатерина Великая явная неприятельница всякой сумасбродной мечты, то могут в том уверь две искусным ее пером писанные комедии: "Обманщик" и "Обольщенный". В первой выводите на театре Калиостро под именем Калифалкжерстона. Новое тиснение сих двух по сочинительнице по содержанию славных комедий сделает их еще известнее в Германии".

Во "Введении" к той же книге, в письме Страсбурга к сочинительнице "описания" упоминается, что Калиостро публично заявлял о своем знакомстве с императрицей Екатериной И. Далее следует сноска, в которой говорится следующее: "...У сей великой Монархини, которую Калиостро столь жестоко желалось обмануть, намерение его осталось втуне. А что в рассуждении сего писано в записках Калиостровых, все это вымышлено, и таким-то образом одно из главнейших его предприятий, для коих он от своих старейшин отправлен, ему не удалось; от этого-то, может быть, он принужден был и в Варшаве в деньгах терпеть недостаток, и разными обманами для своего содержания доставать деньги".

Из других сведений, заимствуемых из иностранных сочинений о Калиостро, следует, что он явился в Петербург под именем графа Феникса. Могущественный в то время светлейший князь Потемкин оказал ему особое внимание, а со своей стороны Калиостро успел до некоторой степени отуманить князя своими рассказами и возбудить в нем любопытство к тайнам алхимии и магии. Впрочем, пристальное внимание Потемкина к Калиостро объяснялось не только интересом всесильного вельможи к магии...

Пиршество в великолепном доме одного из виднейших петербургских аристократов, Елагина, было в самом разгаре. Но гости с охотой съехались еще и потому, что хозяин пригласил на вечер таинственного графа Феникса.

Сам Калиостро прекрасно понимал всю затруднительность своего положения среди этого чуждого ему общества. Он еще недавно считал Россию варварскою страною, полагая русских совсем дикарями. Но он уже успел убедиться в своей ошибке. Радушный прием, оказанный ему Елагиным и кружком его близких друзей, занимавшихся "тайными" науками, не обманул графа и не ввел в заблуждение. Калиостро понимал, что общество северной русской столицы состоит далеко не из одних Елагиных и им подобных, что вообще северяне гораздо хладнокровнее, скептичнее, рассудительнее и вдумчивее, чем его горячие соотечественники - увлекающиеся итальянцы, легкомысленные французы и мечтательные, склонные к мистицизму немцы.

Но Калиостро верил в свои силы, а трудность задачи только подстегивала его. У него были далеко идущие цели, и он решил во что бы то ни стало одержать победу над русской холодностью. Он понимал, что будет встречен как шарлатан и фокусник, но через несколько часов мнение о нем должны изменить. Борьба началась.

К концу обеда граф Феникс очаровал почти все собравшееся общество, сделался центром, поглощавшим всеобщее внимание. Если он и играл роль, то играл ее безукоризненно. Прежде всего, растаяли и бесследно испарились всякие сомнения в аристократичности и истинности его происхождения. Самые недоверчивые люди отказались от предположения, что он вовсе не иностранный граф, а пройдоха и авантюрист. Великий мастер масонской ложи был олицетворением изящнейшего и прекрасно воспитанного светского человека. Сначала он держал себя сдержанно и с великолепным достоинством, взвешивая каждое свое слово. Но, наконец, заставил всех желать, чтобы он разговорился. И когда почувствовал это общее желание, заговорил занимательно, весело, остроумно о самых разнообразных предметах.

Казалось, каждое его слово, сопровождавшееся блеском глаз и самой ослепительной улыбкой, обладало особой притягательной силой. А сотни и тысячи слов образовывали тонкую, незримую паутину, которая опутывала всех и каждого.

Убедившись, что всякая предвзятость по отношению к нему пропала, он перевел разговор на мистическую почву и смело принялся действовать в привычной обстановке. Всех заинтересовали рассказы о том, какую власть может получить человек над природой, до какой степени он может подчинить себе законы природы и распоряжаться ими по своему усмотрению.

- Вы говорите, что мы слепы, что мы связаны временем и пространством, - говорил граф Феникс, - а хотите, я докажу вам, что вы ошибаетесь, хотите, я докажу вам, что вы можете видеть, не стесняясь пространством, можете, оставаясь здесь, среди нас, видеть то, что происходит далеко, где угодно, в каком хотите месте земного шара?

Столовая оживилась. Обед был окончен. Общество спешило перейти в гостиную, где должен был произойти опыт. Какой опыт? Что это такое будет? Все находились в крайне возбужденном состоянии. Граф Феникс подошел к одной из выбранных им юных аристократок и предложил ей руку. Она машинально повиновалась, именно повиновалась, поскольку едва держалась на ногах, в голове ее был туман, мысли путались.

Продолжение следует



Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:




Огромные окна гостиной были скрыты за спущенными тяжелыми занавесями. Обширная комната с высокими лепными потолками вся сияла светом от зажженной люстры и многочисленных канделябров.

Взгляды всех сосредоточились на графе Фениксе и девушке. Таинственный иностранец подвел свою даму к креслу посреди...


Принято считать, что Калиостро вылечил графа Строганова от нервного расстройства, исцелил Елагина, Бутурлину и многих других. И, наконец, избавил от рака коллежского асессора Ивана Исленева, впоследствии на радостях совершенно спившегося. После господ к Калиостро стали обращаться за помощью лакеи, повара,...



Уникальная возможность купить старинные книги недорого






















Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info