Все, что тебе нужно знать о платьях!
Проект / Авторы / Фотогалереи / Добро / Энциклопедия о России / История России / Русская литература

Если выдающийся, но уже стареющий ученый утверждает, что нечто возможно, он почти наверняка прав. Если он считает что-то невозможным, он, вероятнее всего, заблуждается. Первый закон Кларка


Этих книг нет в магазинах!

Недорого купить антикварные книги

Чулки и колготки из Англии

Учеба и образование в Англии

  


Яндекс.Погода

Гражданская война (1604-1618 гг.)

В 1604 году человек, выдававший себя за чудом спасшегося сына царя Ивана Грозного царевича Дмитрия, которого обычно называют Лжедмитрием I (по всей видимости, это был беглый монах Григорий Отрепьев), заручившись поддержкой польских магнатов князя Вишневецкого и сандомирского воеводы Юрия Мнишека, с отрядом украинских и донских казаков, польской шляхты и русских, бежавших в Польшу, вторгся в Северскую землю. По разным источникам, в начале похода Лжедмитрий располагал от 2 до 8 тысяч человек. 21 октября он занял первый город на русской территории - Моравск (Моровийск). Вскоре самозванцу открыл ворота Чернигов. Народ, только что закрепощенный, разоренный несколькими десятилетиями войн при царе Иване и опричниной, хотел видеть в "чудесно спасшемся Дмитрии" доброго царя, способного избавить крестьян от дворянского гнета. Царь Борис сначала недооценил опасности, исходившей от Лжедмитрия, и ограничился объявлением о его самозванстве.

Между тем войско Лжедмитрия подошло к Новгород-Северскому, который защищал гарнизон из 600 стрельцов во главе с окольничим Басмановым. Взять город не удалось, осажденные отбили все приступы. Зато Путивль без боя признал власть самозванца. Войска Годунова оставались пассивны, в то время как на сторону Лжедмитрия встали Рыльск и Севск, Белгород и Курск, Кромы, Ливны, Елец, Воронеж и ряд других городов. Видя, что положение московского правительства ухудшается, и опасаясь, что Русь окажется под польским политическим влиянием, шведский король Карл IX, чьи права на престол оспаривал польский король Сигизмунд, предложил Борису Годунову военную помощь, но русский царь от нее отказался.

 

Борис направил послание Сигизмунду, обвиняя его в нарушении условий перемирия. Польский король нарушение отрицал, заявляя, что состоявшие в войсках Лжедмитрия поляки, литовцы и украинские казаки действуют как частные лица, без официального одобрения королевской власти. В действительности правительство Польши было заинтересовано в ослаблении Руси и не препятствовало самозванцу вербовать в свои отряды подданных Речи Посполитой. Да и слабость королевской власти в Польши не позволяла ей препятствовать своевольным действиям магнатов.

Борис приказал князю Мстиславскому сформировать армию в Калуге. Через шесть недель тот выступил с войском к Брянску, где соединился с ратью воеводы Дмитрия Шуйского. Вместе они пошли на выручку Басманову. Под началом русских воевод было до 25 тысяч человек. У реки Узруй их встретило 15-тысячное войско самозванца. Часть воинов Милославского перед боем перебежало к Лжедмитрию, но у воевод Годунова все равно оставался почти двукратный численный перевес. Однако их войско не горело желанием вступать в бой с тем, в ком подозревали законного наследника престола.

Сражение произошло 21 декабря. Первую атаку армии самозванца русское войско отбило, но не выдержало повторного удара польской конницы против полка правой руки. Этот полк смешался с большим полком, и оба они в беспорядке отступили. Стойкость левого крыла русской рати не могла спасти положения. Милославский был ранен и едва спасся от плена. Самозванец не решился преследовать превосходящие силы противника. Войско Милославского укрылось в лесу, обнеся лагерь земляным валом.

На следующий день к Лжедмитрию прибыло 4 тысячи пеших запорожских казаков и на подходе был еще один 8-тысячный отряд с 14 орудиями. Однако взять Новгород-Северский не удавалось, и самозванец отступил к Севску. Часть польско-литовских отрядов покинуло его и вернулось в Польшу. Милославский же в это время отошел к Стародубу. Там к нему присоединилась рать князя Василия Шуйского, которому царь приказал перейти к решительным действиям и сокрушить самозванца.

21 января 1605 года у деревни Добрыничи произошло новое сражение. Милославский и Шуйский имели около 30 тысяч человек, самозванец - 15 тысяч, в том числе 7 польских конных хоругвей и 3 тысячи донских казаков. Артиллерия сторон была примерно равна: 14 орудий - у русских войск, на одно меньше - у Лжедмитрия. Самозванец узнал, что вся неприятельская армия собралась на ночлег в одной небольшой деревне, и решил внезапно атаковать, предварительно запалив Добрыничи. Однако русские дозоры поймали поджигателей, и царские войска успели изготовиться к бою.

Сторожевой полк был атакован главными силами самозванца и отброшен к Добрыничам. Основной удар Лжедмитрий наносил по правому крылу неприятеля, рассчитывая отбросить его за реку Сев. Его конница атаковала двумя линиями. В первой линии были польские хоругви, во второй - русская конница, для отличия от правительственных войск надевшая поверх лат белые рубахи. Мстиславский приказал своему правому крылу также перейти в наступление, чтобы остановить и опрокинуть неприятеля. В первой линии русских войск находились отряды немецких и голландских наемников. Конница самозванца потеснила наемную пехоту, а затем отбросила и стоявшую за ней русскую конницу. После этого ударный отряд Лжедмитрия обрушился на центр армии Мстиславского - засевших в Добрыничах за возами с сеном стрельцов. Они встретили кавалеристов огнем из пищалей и пушек и обратили врага в бегство. Примеру конницы последовали пешие запорожцы на правом фланге Лжедмитрия, решившие, что сражение проиграно.

Русская конница, увидев, что враг бежит, перешла в контратаку и довершила разгром. Резерв Лжедмитрия, состоявший из пешего отряда донских казаков и артиллерии, был окружен и почти полностью уничтожен. Преследование армии самозванца велось на протяжении 8 километров. Ему с остатками войска удалось уйти в Рыльск. В сражении под Добрыничами Лжедмитрий потерял 5-6 тысяч убитыми и не меньшее число пленными, а также все свои 13 орудий. Войско Милославского потеряло убитыми 525 человек.

Царская армия подошла к Рыльску только через несколько дней, когда Лжедмитрий успел уже бежать в Путивль. Поляки собирались покинуть его, но русские сторонники "названного Дмитрия", которым в случае поражения нечего было терять, кроме собственной головы, настаивали на продолжении борьбы. Самозванец обратился за помощью к Сигизмунду, но тот отказался воевать с Москвой. Тогда Лжедмитрий разослал грамоты к крестьянам и посадским людям, обещая им освобождение от повинностей. В южных степях скопилось немало беглых крестьян, пополнивших армию самозванца. К нему вернулся 4-тысячный отряд донских казаков, на сторону Лжедмитрия перешли гарнизоны Оскола, Валуек, Белгорода, Царева-Борисова и некоторых других городов.

Тем временем царским воеводам не удалось взять Рыльск, гарнизон которого самозванец усилил 2 тысячами своих русских сторонников и 500 поляков. Трудности снабжения заставили Милославского через 15 дней снять осаду. Из-за трудностей с подвозом продовольствия он вообще хотел распустить войско, но царь категорически запретил ему это делать.

Рати Мстиславского было приказано идти к Кромам, где перешедший на сторону самозванца гарнизон был осажден войском воеводы Шереметева. Лжедмитрий также направил на помощь Кромам 4 тысячи донских казаков под командованием атамана Корелы. Казаки упредили Мстиславского и в конце февраля прорвались в Кромы с большим обозом продовольствия. Они двигались на санях по замерзшим болотам.

В начале марта к Кромам подошел Мстиславский. Правительственные войска артиллерийским огнем сожгли деревянные укрепления и овладели валом, но затем по неизвестной причине отступили. Казаки воспользовались этим, насыпали новый земляной вал и обнесли город рвом. На обратном скате вала они вырыли землянки, где скрывались от неприятельских ядер. Среди осаждавших было немало сторонников Лжедмитрия, тайно снабжавших Кромы порохом и продовольствием.

Ситуация в стране кардинально изменилась после того, как 13 апреля 1605 года внезапно скончался царь Борис. Его наследовал 16-летний сын Федор, но многие бояре боялись, что он, не имея отцовского опыта и ума, не сможет совладать со смутой. Они все больше склонялись к поддержке самозванца, надеясь, что, став царем, он сможет обуздать казачью и крестьянскую вольницу. Под Кромы прибыл с подкреплениями царский воевода Басманов. Он составил в войске заговор в пользу самозванца. Когда 7 мая к Кромам подошел авангард Лжедмитрия, состоявший из 3 польских хоругвей и 3 тысяч русских ополченцев, вся царская армия перешла на его сторону. Путь на Москву был открыт. 10 июня Лжедмитрий вступил в столицу и был провозглашен царем. Перед этим бояре задушили царя Федора.

Вместе с Лжедмитрием пришло несколько тысяч поляков, литовцев и казаков, занявшихся грабежом, который новый царь не спешил пресечь. На престоле он продержался одиннадцать месяцев.

2 мая 1606 года в Москву приехала невеста Лжедмитрия Марина Мнишек, а с ней - 2-тысячный польский отряд. К тому времени народ уже разочаровался в "добром царе", который никаких мер по облегчению положения крестьян не предпринимал, а только жаловал наиболее видных своих сторонников новыми землями. Бояре тоже тяготились "худородным царем", поэтому ими был составлен заговор против Лжедмитрия. Приход нового отряда поляков был использован заговорщиками для возбуждения антипольских настроений среди москвичей. Лжедмитрия народ подозревал в принятии католичества. В ночь на 17 мая в столице вспыхнуло восстание, в ходе которого были перебиты многие поляки, литовцы и прочие иностранцы. Кремль был захвачен толпой народа. Заговорщики воспользовались суматохой и убили Лжедмитрия, провозгласив царем князя Василия Шуйского. Уцелевших поляков отпустили на родину, но отняли у них всю захваченную добычу.

После гибели Лжедмитрия I его сторонники бежали в Путивль и другие северские города. Здесь находилось большое количество повстанцев. В южнорусских землях крестьянство и дворянство не признавали власти Шуйского и начали борьбу с царскими войсками. Во главе повстанцев встал Иван Болотников, бывший крепостной князя Телятевского. Сам князь также был в рядах мятежников. С большим трудом правительственная армия отразила поход Болотникова на Москву, которую повстанцы безуспешно осаждали в октябре - ноябре 1606 года. 2 декабря войска Шуйского разбили рать Болотникова у села Коломенского. При этом 10 тысяч казаков капитулировали и усилили армию царя Василия. Остальные пленные, взятые с боя, были казнены.

Болотников отступил к Калуге. Правительственные войска несколько месяцев осаждали город, пока в начале мая 1607 года не потерпели поражение в результате совместного удара осажденного в Калуге Болотникова и наступавшего от Тулы отряда самозванца "царевича Петра". Однако 5-7 июня на реке Восме Шуйский, собравшись с силами, нанес поражение восставшим. По некоторым данным, потери повстанцев составили около 20 тысяч убитыми и 5 тысяч пленными. Кроме того, 4-тысячный отряд казаков перешел на сторону правительственной армии.

Спустя несколько дней последовало новое тяжелое поражение Болотникова на реке Вороньей, после чего вождь восстания отступил в Тулу всего лишь с 10-тысячным отрядом. Шуйский начал осаду Тулы, но его положение в июле осложнилось появлением нового самозванца, Лжедмитрия II, в Стародубе-Северском в июле 1607 года. В сентябре Лжедмитрий начал поход к Брянску и нанес поражение нескольким отрядам царской армии. Однако ее главные силы остались под Тулой. Затопив часть города и лишив осажденных запасов продовольствия и пороха, правительственные войска 10 октября 1607 года вынудили Ивана Болотникова капитулировать. "Царевича Петра" повесили в Москве, а Болотникова сослали в Каргополь и полгода спустя утопили в проруби.

Главным врагом правительства Шуйского после разгрома Болотникова стал Лжедмитрий II, прозванный в народе "тушинским вором" (свой лагерь самозванец разбил в подмосковном Тушино). Под его началом оказалось несколько тысяч воинов из числа сторонников Лжедмитрия I (считалось, что "названному Дмитрию" удалось чудесным образом бежать из Кремля в мае 1606 года). Основную же силу "тушинского вора" составляли отряды польской и литовской шляхты, не подчинявшиеся королю и искавшие на Руси богатой добычи.

Потерпев неудачу в деблокировании Тулы, поскольку Болотников сдался раньше, чем к городу подошли отряды самозванца, Лжедмитрий двинулся к Брянску, а потом занял Орел. У деревни Каменка 30 апреля и 1 мая 1608 года он нанес поражение армии Шуйского. Самозванцу также без боя сдался 5-тысячный гарнизон Волхова. Путь на Москву был открыт.

В начале июня армия Лжедмитрия заняла деревню Тушино в 15 км к северо-западу от столицы. Здесь был разбит укрепленный лагерь. Однако взять Москву самозванцу не удалось. Основная часть стрельцов и дворян сохраняла верность Шуйскому, а казачьи и польские отряды не отличались дисциплиной и больше занимались грабежом, а не борьбой с русским войском. Не удалось отрядам "тушинского вора" взять и хорошо укрепленный Троице-Сергиев монастырь, который литовские и казачьи отряды безуспешно осаждали в 1608-1609 голах. Кроме того, в июле 1608 года правительству Василия Шуйского удалось заключить трехлетнее перемирие с королем Сигизмундом, согласно которому освобождались из плена поляки, захваченные в Москве после свержения Лжедмитрия I, а король обязался вывести регулярные польские войска из пределов Русского государства. В июне 1609 года тушинцы потерпели два поражения в боях на Ходынском поле и отказались от попыток овладеть Москвой.

В начале 1609 года в Выборге московское правительство заключило союз с Швецией против Польши. Шведы, воевавшие с поляками в Ливонии, боялись усиления польского влияния в Москве и даже образования русско-польской унии. Швеция предоставляла в помощь Шуйскому 5-тысячный отряд (его содержание возлагалось на русскую сторону). Москва, в свою очередь, уступала Швеции Корельский уезд и отказывалась от притязаний на Ливонию.

10 мая 1609 года 15-тысячное шведское войско под командованием Якова Делагарди соединилось в Новгороде с ратью царского племянника князя Михаила Скопина-Шуйского. Они двинулись к Москве и в июле неподалеку от Твери разбили тушинцев. После этого среди наемников начались волнения из-за невыплаты жалованья, и Делагарди с частью своей армии вернулся в Новгород. Однако к Скопину присоединилось несколько русских отрядов из Смоленска, Костромы и поморских городов. 18 августа его войско разбило на реке Жабне сильный литовский отряд Яна Сапеги, подошедший от Троице-Сергиева монастыря. В конце сентября к Скопину вернулся Делагарди с новым войском. Приближение армии Скопина к Москве и Троице вызвало распад тушинского войска. В ночь на 28 декабря 1609 года Лжедмитрий II тайно бежал в Калугу.

В сентябре 1609 года, видя, что тушинцы терпят неудачи, и опасаясь, что центральная власть в Москве вскоре может укрепиться, а также пользуясь отвлечением русских войск от западных границ, король Сигизмунд поспешил воспользоваться благоприятным моментом и овладеть землями, ранее захваченными русскими у Литвы. Он двинул польскую армию к Смоленску. 9 сентября поляки перешли границу, а 13-го из города Красный Сигизмунд послал грамоту царю Василию Шуйскому, где мотивировал нарушение перемирия заключением русско-шведского союза и стремлением избавить Московское государство от смут и кровопролития.

Смоленск оказался очень сильной крепостью, и овладеть городом поляки смогли только в июне 1611 года, после 20-месячной осады. Стены Смоленска высотой 13-19 метров и толщиной 5-6 метров были сложены из белого камня. Фундамент был заложен на глубину более 4 м, что практически исключало проведение подкопов. За время осады неприятельской артиллерии так и не удалось сделать в стенах крепости большие проломы. К тому осаждающие уступали защитникам Смоленска в калибре орудий. Только когда силы защитников были ослаблены приступами, непрерывными обстрелами и голодом, а из 5,5-тысячного гарнизона в строю осталось 200 человек, город был взят штурмом, а уцелевшие защитники оказались в плену.

12 марта 1610 года войска Скопина и Делагарди вступили в Москву. Тушинский лагерь был ликвидирован. Талантливый полководец Скопин готовился идти под Смоленск для деблокады крепости, но внезапно умер. Армию возглавил брат царя Дмитрий Шуйский. В мае в поход выступило 22-тысячное русское и 8-тысячное шведское войско Делагарди. Польские гарнизоны были выбиты из Волока Ламского и Можайска. Сигизмунд направил из-под Смоленска навстречу Дмитрию Шуйскому коронного гетмана Жолкевского с тысячью пехоты, 2 тысячами польской конницы и 3 тысячами украинских казаков. К нему под Царёво-Займищем присоединился 5-тысячный польско-литовский отряд под командованием Зборовского, ушедший из тушинского лагеря. Однако люди Зборовского требовали немедленной выплаты им жалованья, отказываясь в противном случае становиться под королевские знамена. 14 июня отряд Жолкевского внезапно атаковал и отбросил 6-тысячную передовую русскую рать под командованием воевод Валуева и Елецкого. Этот успех побудил Зборовского согласиться повременить с получением жалованья и принять участие в последующих боевых действиях. Отряд Валуева и Елецкого был блокирован в Царево-Займище, для чего Жолкевский выделил 700 польских всадников, 200 пехотинцев и 400 казаков.

Валуев направил Дмитрию Шуйскому письмо с просьбой о помощи. Главные силы русского войска вышли из Можайска и 23 июня сосредоточились на опушке леса у деревни Клушино. В рядах московской рати росло недовольство в связи с задержкой жалованья. 21 июня часть жалованья была выплачена, но только наемникам, служившим в русском войске. Дмитрий Шуйский и Делагарди не позаботились ни о разведке, ни об укреплении лагеря, что сыграло для них роковую роль. Жолкевский, узнав о появлении русской армии у Клушина, решил на рассвете 24 июня атаковать противника. Он пренебрег советами своих военачальников держаться оборонительного образа действий, так как Валуев из Царёва-Займища мог ударить в тыл, сбив сравнительно малочисленный блокирующий отряд. Гетман под Клушиным располагал 9 тысячами человек, в том числе 4 тысячами казаков, 3 тысячами польской конницы и 2 тысячами пехоты. У Делагарди и Дмитрия Шуйского было около 24 тысяч человек, то есть почти втрое больше, чем у неприятеля.

Жолкевскому удалось незаметно подойти к расположению русских и проделать проходы в окружавшем лагерь плетне. Гетман не стал ждать подхода немецких ландскнехтов с фальконетами, а скомандовал общую атаку. Предварительно он приказал зажечь деревню, чтобы противник не смог использовать ее в качестве опорного пункта. Пехота Делагарди успела огнем задержать польскую конницу и тем выиграла время для построения русско-шведского войска в боевой порядок. Наемная пехота и стрельцы сдержали натиск польской кавалерии из отряда Жолкевского, но казаки и польско-литовские всадники Зборовского опрокинули московскую конницу. Отступая, та расстроила ряды собственной пехоты. Конница и пехота в беспорядке отступили в обоз, где имелось 18 пушек. Конница Жолкевского в это время несколько раз атаковала войска Делагарди, но не Могла прорвать их фронт. Только с появлением на поле боя немецких ландскнехтов с фальконетами произошел окончательный перелом. Огонь фальконетов разрушил значительный участок плетня, и свежий отряд пехоты опрокинул пехоту шведов. Затем атаки неприятеля не выдержала и конница Делагарди. На ее плечах пехота и конница Жолкевского ворвалась в шведский лагерь. Гетман предложил наемникам почетную капитуляцию, и 3 тысячи из них ее приняли, перейдя позднее на службу в польское войско.

Увидев разгром отряда Делагарди, русские воеводы стали спасаться бегством в лес. Поляки и казаки их не преследовали, занятые грабежом лагеря. Вскоре капитулировали и Валуев с Елецким в Царево-Займище. Делагарди с остатками своего войска ушел в Швецию.

После Клушинского сражения бояре свергли Василия Шуйского и насильно постригли его в монахи. Они избрали на трон сына Сигизмунда королевича Владислава. Жолкевский подошел к Москве и расположился лагерем на Хорошевских лугах. С другой стороны к столице подошли Лжедмитрий II вместе с литовским магнатом Яном Сапегой и заняли Коломенское. Гетману удалось договориться с Сапегой, чтобы тот ушел в Северскую землю. "Тушинский вор" остался в одиночестве и отступил в Калугу. Вскоре он был убит в результате заговора своих же сподвижников.

21 сентября 1610 года по просьбе боярского правительства из семи человек - так называемой "Семибоярщины" - Жолкевский ввел в Москву гарнизон из 3,5 тысяч поляков и 800 немецких пехотинцев и в октябре отбыл к королю под Смоленск.

"Семибоярщина" не пользовалась популярностью. Для борьбы с ней в Рязани началось формирование земского ополчения во главе с воеводой Прокопием Ляпуновым. Оно состояло из дворян, детей боярских, стрельцов, добровольцев из числа посадских людей, а также даточных людей, выставляемых по набору дворянами из числа собственных крепостных. К ополчению присоединились бывшие тушинцы из Калуги и Тулы во главе с князем Дмитрием Трубецким и атаманом Иваном Заруцким, а в феврале 1611 года - Нижний Новгород и ряд городов Среднего Поволжья и Севера. В начале марта ополчение двинулось к столице.

В самой Москве 19-20 марта произошло антипольское восстание, подавленное гарнизоном во главе с польским гетманом Гонсевским. В восстании участвовали посадские люди, часть московских дворян и группы пробравшихся в Москву ратников ополчения. Одним из вождей восставших был князь Дмитрий Пожарский, будущий руководитель Второго ополчения. Для подавления восстания поляки подожгли город. Удержать Кремль и другие стратегические пункты полякам помог срочно переброшенный из Можайска полк Струся. После того как многие деревянные дома сгорели, повстанцы ушли из Москвы и присоединились к подходившему к столице ополчению.

Гонсевский бросил навстречу ополчению Ляпунова 700 кавалеристов во главе со Струсем. Этот полк разбил передовой отряд казаков Просовецкого. Польским всадникам удалось прорвать один из фасов подвижного укрепления - гуляй-города, устроенного казаками. После этого люди Просовецкого в беспорядке отступили. 24 марта главные силы ополчения подошли к Симонову монастырю и построили вагенбург. Поляки атаковали лагерь, но были отбиты и заняли оборону на стенах монастыря.

Вскоре в рядах ополчения возникли разногласия между бывшими тушинцами и земскими людьми. Ляпунов был убит казаками, после чего земское ополчение отступило от Москвы. У города остались тушинцы во главе с казачьим атаманом Заруцким и князем Дмитрием Трубецким. Но у них не хватало сил для полной блокады столицы, и польский гарнизон получал снабжение от королевской армии, стоявшей у Смоленска. Однако осаждавшие Смоленск шляхта и наемники были утомлены осадой крепости. После взятия Смоленска 2 июня 1611 года Сигизмунд, оставив в городе гарнизон, вынужден был, опасаясь мятежа, распустить свою армию и вернуться в Польшу. Тем временем шведы, воспользовавшись отзывом русских сил из Новгородской земли к Москве, летом 1611 года заняли Новгород, Псков и Тихвин.

После распада Первого ополчения в Поволжье стало формироваться Второе ополчение. Решающую роль в его создании сыграло купечество Нижнего Новгорода. 1 сентября 1611 года нижегородский посадский староста Козьма Минин-Сухорук бросил клич о всеобщем ополчении и сборе пожертвований на его содержание. На нужды ополчения направлялась пятая часть всех сборов с посадов, городских монастырей и монастырских вотчин. Минин официально стал "выборным человеком", отвечавшим за казну ополчения. Главным же воеводой стал князь Дмитрий Пожарский. Наемные отряды также выразили желание присоединиться к ополчению, но получили отказ: "Наемные люди из иных государств нам теперь не надобны. Теперь все Русское государство избрало за разум, правду, дородство и храбрость к ратным и земским делам стольника и воеводу князя Дмитрия Михайловича Пожарского-Стародубского. Где соберется доходов - отдаем нашим ратным людям, а сами мы, бояре и воеводы, дворяне и дети боярские, служим и бьемся за святые Божий церкви, за православную веру и свое отечество без жалованья. Так, уповая на милость Божию, оборонимся и сами, без наемных людей..."

В начале апреля 1612 года войска ополчения заняли Ярославль, который гарнизон московского правительства сдал без боя. Здесь в противовес "Семибоярщине" был сформирован Совет всей земли, армией которого стало земское ополчение. Его отряды заняли Тверь, Владимир, Рязань и ряд других городов, перерезав пути к Москве с востока и северо-востока. Численность ополчения достигала 30 тысяч человек.

Между тем произошел раскол в стане тушинцев под Москвой. Атаман Заруцкий вместе с Марией Мнишек и ее малолетним сыном от Лжедмитрия II и частью казаков ушел в Калугу.

В конце июля ополчение выступило из Ярославля в поход на Москву. 3 августа его авангард подошел к Белому городу и разбил лагерь между Тверскими и Петровскими воротами. Второй отряд ополченцев 12 августа возвел острожек между Тверскими и Никитскими воротами. Эти отряды блокировали смоленскую дорогу, по которой должен был подойти польский гетман Ходкевич с подкреплениями для московского гарнизона. 20 августа еще один русский отряд занял район Арбатских ворот. Казаки Трубецкого, в свою очередь, расположились к юго-востоку от Белого города - у Яузских ворот и на Воронцовом поле.

Трубецкой предлагал присоединить свои силы к ополчению, но Пожарский воздержался от перемешивания ополченческих отрядов с казачьими. Он опасался разлагающего влияния казаков на ополченцев. Играло свою роль и соперничество двух полководцев. Пожарскому очень не хотелось делить с Трубецким лавры освободителя Москвы. Тем не менее польский гарнизон оказался оттеснен в Кремль и почти полностью блокирован. Осажденные начали испытывать острую нехватку продовольствия. К тому времени вместо Гонсевского, вернувшегося в Литву, гарнизон Кремля возглавили Струсь и Будила. Всего в Кремле было осаждено около 3 тысяч поляков и немецких наемников.

21 августа со стороны Вязьмы к Москве подошла армия Ходкевича, насчитывавшая около 12 тысяч человек, в том числе около 8 тысяч украинских реестровых казаков. Пехоты же было лишь 1,5 тысячи. Ему противостояло не менее 20 тысяч ополченцев и около 5 тысяч казаков Трубецкого. Правда, часть русских сил была отвлечена на осаду Белого города. 22 августа гетман форсировал реку Москву у Новодевичьего монастыря и атаковал конницу Пожарского на Девичьем поле. В ходе семичасового боя русские были оттеснены к Чертольским воротам. После этого Ходкевич ввел в дело пехоту, штурмовавшую Земляной вал. Русская кавалерия спешилась и помогла своим пехотинцам отразить этот штурм. Польский гарнизон предпринял вылазку в направлении Чертольских ворот и в Замоскворечье, но был отражен. В это время во фланг Ходкевичу ударили казаки Трубецкого, подкрепленные пятью сотнями конных ополченцев. Польские войска не выдержали натиска превосходящих сил противника и отступили к Поклонной горе.

23 августа полякам, вышедшим из Кремля, удалось отбить у казаков Трубецкого острожек и церковь Георгия на Яндове. Ходкевич в тот день перешел в Донской монастырь, готовясь наступать навстречу отряду, прорвавшемуся в Замоскворечье. Пожарский же сконцентрировал свои силы в районе церкви Ильи Обыденного на Остоженке, а казаки-тушинцы отошли к Климентовскому острожку в Лужниках. 24 августа произошел встречный бой между конницей Ходкевича и ополчения на подступах к Донскому монастырю.

Русские оказались отброшены к Земляному валу, затем польская наемная пехота и спешившиеся украинские казаки выбили их и оттуда. Запорожцам Зборовского удалось во взаимодействии с гарнизоном Кремля взять Климентовский острожек. Гетман уже распорядился ввести в Замоскворечье 400 возов с продовольствием, предназначенным для защитников Кремля. Однако Трубецкой контратакой вернул Климентовский острожек, и Ходкевич вынужден был отступить. В Кремль прорвалось лишь 600 человек из полка Невяровского.

В это время Пожарскому удалось организовать общую контратаку. Он собрал против Крымского двора три конные сотни ополченцев и конный отряд ротмистра Хмелевского из тушинцев, овладел Крымским двором и атаковал Ходкевича с левого фланга. С правого фланга ударили казаки Трубецкого, а в центре - главные силы Пожарского, состоявшие из пехоты и спешенной кавалерии. Понеся большие потери, войско Ходкевича отступило к Донскому монастырю, а оттуда 25 августа двинулось обратно к Вязьме.

Лишенный поддержки извне польский гарнизон Москвы 27 октября 1612 года, истощив запасы продовольствия и пороха, капитулировал. Шедший на помощь ему Сигизмунд, присоединивший к своему войску отряд Ходкевича, узнав о капитуляции, повернул обратно к Смоленску. В ноябре руководители ополчения разослали во все русские воеводства грамоты о созыве Земского собора, который в феврале 1613 года избрал на царство Михаила Романова.

По материалам портала "Великие войны в истории России"

Другие статьи наших энциклопедий по этой теме:


Уникальная возможность купить старинные книги недорого






















Вечерниее и коктейльные платья: выбери себе подарок!

     RSS-подписка на новости

Мы навсегда решили для вас проблему выбора подарков - посетите наш уникальный магазин антикварных книг



История России, крупные города России, русская литература, русское искусство, Конституция и законы Российской Федерации
самые свежие новости из столицы и российских городов - все это информационно-новостной портал "Федерация.Ру".
Перепечатка и цитирование материалов приветствуется при постановке активной ссылки на источник.
Контакты редакции: +7 (495) 725-89-27, info@adelanta.info